4250 (4250) wrote,
4250
4250

Category:

Печаль моя полна тобою, тобой, одним тобой....

На днях, выгуливая пёсика, я встретила во дворе своего любимого одноклассника Алексеева. Я уж как-то писала про него, бесценного: http://4250.livejournal.com/2015.html
Вернее, это он меня встретил и зазвал поболтать в свой большой и тёплый джип. И всё было совершенно, как раньше: он журчал сплетнями об общих знакомых, усыпляя меня постоянной тональностью ласкового голоса, я, по обыкновению, улыбалась и поддакивала – будто и не прошло 20 лет со времени нашего последнего, точно такого же разговора.
Позже, уже дома, одна, я силилась осознать, что же я чувствовала? А сейчас что чувствую? И было ли, или приснилось? И как отличается тот мой любимый Алексеев от сегодняшнего? И он ли это, или того красивого мальчика не было никогда, а только и было, что девичья иллюзия? И вообще, как так вышло, что единственные несколько минут моего абсолютного счастья в жизни я прочувствовала с ним?
Ничего не кипело и не рвалось. Не бурлило и не клокотало. Как и прежде, ничего такого страстного я рядом с ним не испытывала, а просто будто дремала под гипнозом: «рай, синее море, белый песочек и золотое солнце…»
Так отчего я думала всю жизнь, что он – моя единственная настоящая любовь?
И я так ясно увидела, что всё, что я сегодня собой представляю, это только созданный когда-то Алексеевым образ. Всё, что он вдалбливал мне в голову, абсолютно всё я выполняю по сей день. Идеалистичный образ: дома всегда чисто и я в нарядном платье, вся отполированная, каждый день готова принять дорогого гостя. Читаю Бодлера, хожу в филармонию, вышиваю у окна, напевая романсы. Чиста от похоти и полна всепринимающего всепрощения, неревнива и предельно сдержанна. Готова выслушивать любые исповеди ночами напролёт и со всем искренне соглашаться, по-сестринки нежно улыбаясь. Такая странная и неестественная, будто во мне две личности, и искусственная победила врождённую. И сегодня мне говорят: «Ты не наша, ты вся.. богема какая-то…» - а откуда я там богема, с Финэком и крестьянским происхождением…. Это всё его, всё, что я в себе растила – по его скелету, на его словах… Сначала я всё примеряла на себя: а что бы сказал на это Алексеев? Потом уже сознательно и не примеряла – вошло в привычку.
И так я прожила уже 30 лет! И так я, выходит, всю жизнь отдала его юношеским идеалам?
А он просто так, пережидал у меня время от стрелки до стрелки. И просил меня: «Мне казалось, что ты в меня влюблена: но не надо, пожалуйста, я не тот, кто тебе нужен и мне не хотелось бы нести такой груз на сердце…»
Чёрт знает, что.
В 10-м классе, на одной вечеринке, где был весь наш «А» класс, Алексеев дурковал, чем-то меня задел и я стала танцевать медленный танец с Вовкой Соколовым, и мы при этом вызывающе демонстративно обнимались. Алексеев разорался, что-то расшвырял и заперся в ванной, откуда пяно и страстно орал:
На холмах Грузии лежит ночная мгла;
Шумит Арагва предо мною.
Мне грустно и легко; печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою,
Тобой, одной тобой... Унынья моего
Ничто не мучит, не тревожит,
И сердце вновь горит и любит — оттого,
Что не любить оно не может.

Потом вырвался, оделся и убежал с вечеринки.

И много, много лет я думала, что это мне он те стихи читал, ревнуя, рыдая и стуча кулаками и пятками по кафелю – и это грело меня, лаская глупую, ограниченную душонку.
А потом он как-то заметил, что помнит тот вечер – это он по Лариске затосковал, другой нашей однокласснице, на которой вскоре и женился. И тогда он как раз к ней и побежал.
Это было сильным ударом, да.
А сейчас я позвонила ему домой, передала Лариске то, что обещала Алексееву узнать о возможности материальной помощи одной нашей общей знакомой. Лариска очень мило обрадовалась моему звонку, вежливо поговорили мы – всё-таки 10 лет в одном классе проучились…
Я повесила трубку и пару минут выла в голос от злости и жуткой, невыносимой ревности. Клянусь, впервые в жизни я ревновала. Теперь сижу и рыдаю: как же мне себя жалко…И какой же прекрасный человек оказался этот мой любимый Алексеев…И как же мне его тоже жалко… Потому что он несёт груз на сердце, да, и ничего уже не поделаешь.
Какая же я дура, и даже не человек, а какое-то зеркало, зацепившее в себе чьё-то мимолётное отражение, состроенную для зрителей светскую гримаску молодого повесы…
А самой меня – нигде нет.
Tags: про любовь
Subscribe

  • Хроники морального падения

    Мне не только что трудно, а уже невозможно сохранить чувство собственного достоинства. Ну, его нет, оно слезло, как обгорелая шкура. Когда Максим…

  • С удивлением обнаружила

    В Сбербанке на выписке обнаружила, что я богатая женщина. Странно. Вот, куда деваются деньги? Их всё время в обрез. Бюджет всегда тютелька в…

  • Время не линейно

    Делала с Максом уроки по русскому. Для меня это самое трудное, потому что я никогда в школе не могла понять ни одного правила по русскому. Я не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Хроники морального падения

    Мне не только что трудно, а уже невозможно сохранить чувство собственного достоинства. Ну, его нет, оно слезло, как обгорелая шкура. Когда Максим…

  • С удивлением обнаружила

    В Сбербанке на выписке обнаружила, что я богатая женщина. Странно. Вот, куда деваются деньги? Их всё время в обрез. Бюджет всегда тютелька в…

  • Время не линейно

    Делала с Максом уроки по русскому. Для меня это самое трудное, потому что я никогда в школе не могла понять ни одного правила по русскому. Я не…