4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:

маленькая трагедия

У меня есть знакомая по ВКонтакте, она на той неделе приезжала в Питер, чтобы забрать двоих детей на усыновление. Она увидела фотографию своего мальчика в интернете и её сердце загорелось. Она закончила курсы, уговорила семью, собрала документы и приехала в Питер. У мальчика ВИЧ и старшая сестра, но Надя так была окрылена, что была согласна и на болезнь, и на сестру в коррекционном учреждении.

Мы с Масей встретили Надю на вокзале, отвезли на Антоненко, в опеку и сам детдом. Без помощи опытного человека это невозможно сделать в сжатые сроки в чужом городе. Надя была счастлива: она встретилась с детьми и поняла, что это её дети, для неё рождённые, и она подписала согласие на обоих. Накупила одежды для детей, чтобы везти домой, потому что детей-то всегда отдают голыми.

Во всех инстанциях Надю принимали прекрасно, но тут ещё сыграло роль, что меня там все любят и знают, я ж такая дурочка, вся в розовом облаке обожания детей.

Надя перестала мне звонить и я подумала, что она на меня обиделась за что-то, я ведь человек такой: могу пузо рвать для друзей, но обязательно что-то такое ляпну или сделаю, что все смертельно обидятся и вся моя помощь в топку пойдёт. Ничего не поделаешь, уж такая я.

Через два дня звонит Надя, вся в соплях и слезах, и сообщает, что она отказалась от детей.
Упс, как говорится.

Она боялась, что я буду её ругать – это я-то! Я её прекрасно поняла. Это очень трудно – больной ребёнок, это страшно, это опасно. У неё муж, свои дети, семья мужа, маленький городок, никакой поддержки в жизни, кроме мужа – а риск потерять семью из-за приёмного ребёнка весьма велик.

Очень это тяжело: прикасаться к ребёнку и холодеть от животного страха перед заразной болезнью. Умом этого не понять, этого нельзя предвидеть – это чувствуешь только при тесном физическом контакте. И потом – мальчик прекрасный, но в нем есть трагическая нотка надлома, выдержать которую могут не все. Я даже скажу, что мало кто выдержит такое рядом всю жизнь. Это очень сильная боль, похожая на ежедневное ожидание смерти.

Я чувствую себя теперь виноватой в том, что мальчик, который для меня уже давно не совсем чужой, опять оставлен. Как-то, видимо, не так я что-то сделала. Мне теперь нет покоя, я дёргаюсь и никакого мира в душе нет в помине. Вот, дёргаюсь, чешусь, жру, психую, болею головой и тахикардией. Торчу в интернете, исключительно из психа и иллюзорного чувства неодиночества перед проблемой. Три дня Масе книжки не читала – не могу усидеть на месте. Башка трещит.

После Пасхи позвоню узнать, что и как вышло. Сейчас – боюсь.

Ну, вот такая история, бывает и так.
Tags: про детей, про жизнь
Subscribe

  • Первая афиша

    Вот это надобно мне повесить на видное место (на холодильник лучше всего). Дабы, когда мне захочется в очередной раз оторвать Максу голову, я…

  • Не доживу: годик, другой...

    Написав вчера пост о чернильном фонтане и чисто вымытой квартире я пошла спать. Поздно получилось - в 11 часов. Я встаю на работу в пять, поэтому -…

  • Убью гада!

    Пошла вечером в поликлинику, оставила Макса одного на 40 минут. Он достал шприц из аптечки, набрал туда чернил и радостно прыскал во все стороны.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments