4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:

Очередной разрыв шаблона

Почему-то все люди думают, что по телевизору всегда только врут. Не знаю, отчего так.
И всех странах это одинаково. И даже если, в принципе, веришь – то всё одно – как-то не близко к сердцу принимаешь. Делаешь автоматическую поправку на пропаганду и дезинформацию для врага.

Я в первый раз так была поражена, когда компенсацию по вкладам в Сбербанке выдавали. Тогда по телевизору всё говорили, что там масса злоупотреблений, что депутаты помогают старикам выбивать в банке эту компенсацию, наша депутатша Дмитриева особо отличалась этой борьбой за права стариков. А я-то как раз компенсацией занималась в этих самых Невском и Фрунзенском районах, как раз тех стариков обслуживала, считай, без выходных и продыху. И уж точно знала, что депутатша врёт, себе выдуманной борьбой цену набивает. Но меня тогда поразило, как же так врут, что всё плохо государство организовало – когда как раз всё хорошо.

Ну, про закон Димы Яковлева только ленивый не врал. Причем всё враньё люди воспринимают «на ура», а на правду обижаются. Ну, а я посередине: считала, что благодаря шуму вокруг иностранного усыновления отечественные усыновители получили, наконец-то, преимущества.

А на днях я была по делам в Зеленогорске, там у меня был интерес в Ушковском детдоме. И я, как обычно, разговорилась с сотрудниками о том, о сём, и зашла речь об одной прекрасной девочке, которая наотрез отказывается от усыновления, даже в Америку в своё время отказалась ехать.
Я удивилась, а мне подробно рассказали, что в своё время много взрослых детей в том детдоме раздали американцам. Прямо поветрие было такое, как дорожку протоптали. И вот, дети же взрослые, письма писали из Америки, что и как. И, считай, половина детей вернулась обратно по достижении совершеннолетия.
Я обалдела: отчего?
А оказалось, что мало кто из детей хорошо ужились в новых семьях, а там не терпят проблем. И детей передавали в спецучреждения, или как там они в Америке называются. И режим там не нашим детдомом чета, а как в тюрьме, и контингент отпетый. И потом, по выходе из спецучреждения, перспектив нет, всё время на контроле и чуть чих – опять в колонию или уже тюрьму. Я просто ошалела. Нет, я смотрю голливудские фильмы, там такое показывают, в «Белом олеандре», например – но как-то всё думаешь, что это преувеличение.

Но не все дети, конечно, возвращаются. Кто-то слишком робок, а кто-то строит конкретные планы на определённое счастливое будущее. Мне письмо одного мальчика процитировали, он пишет, что, мол, принял решение, всё обдумал и очень старается, то есть уже научился мало есть и много работать вместе с отчимом. А я думала, что в фильме «Двое: я и моя тень» пошутили о приёмных семьях. Самое удивительное, что все дети отмечают, что мало там едят! Нет, ну, у нас-то 4-5 раз в день, да и хлебца завсегда дадут на кухне, а не во всех странах принято детей раскармливать. Уж борща с хлебом точно не дают, а трудно отвыкнуть от такого режима.

Ну, ушла я удивлённая.

Вот почему у нас пропаганда не работает вообще? Не об убитых детях бы рассказывали, а вот эти письма бы читали, что дети учатся меньше есть и больше работать. И интервью со сбежавшими детьми бы показывали, а не только синяки демонстрировали, потому что для русского человека синяк – не аргумент и яйца выеденного не стоит. Подумаешь, синяк! Мало ли. А вот борщ, хлеб, пахота и несвобода – это аргументы.

К испанским и израильским усыновителям нет никаких вопросов! Приезжают, забирают и никто не рыдает. А с Америкой, получается, всё не так просто, и вовсе государство у нас не дурацкое, а просто медленно разворачивается и плохо свои действия пиарит.
Ну, не умеем мы себе цену набивать.
Tags: про детей, про жизнь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments