October 12th, 2009

О гражданской храбрости в локальном вопросе

Сегодня в «Метро» прочитала, что группа известных лиц подписала письмо в защиту Газпромовской башни. И меня, как всегда, обуяли страсти, чувства и эмоции. Подумать только: есть ещё бесстрашные, отчаянные люди, которые не боятся высказывать своё мнение, зная, что на них обрушится поток злобы и оскорблений. Что начнутся эти гнусные «а кто ты такой», «а сам ты родом откуда», «за сколько ты продался», « а вот руки-то я вам теперь, батенька, и не подам» и т.п. Вообщем-то, страшно стоять безоружным перед агрессивной толпой, у меня, например, всегда ноги трясутся. Но когда меня заставляют насильно соглашаться с чем-то, противным моим убеждениям, я всё равно упрямлюсь и стою на своём, даже если мне кажется, что сейчас меня разорвут на части. Слепну от страха, но настаиваю: я очень хочу, чтоб башню построили. Я считаю, что она очень красивая и именно на Охте её место. Я считаю, что именно это место – тёплое сердце города, и именно тут нужен небесный проводник. Я считаю, что строить – лучше, чем ломать. Я считаю, что город должен быть живым для живых, а не некрополем для туристов. В конце концов, небесную линию в этих краях сломал ещё Петр Великий, так снявши голову по волосам не плачут. А когда я была маленькой, тут, между мостом Александра Невского и Большеохтинским ещё были огороды и держали свиней. Конечно, можно бы было так всё и оставить. Можно было построить тут ещё один безобразно-квадратный бизнес-центр. Но я считаю, что это позор на голову основателей города.
И я совершенно уверена, что нельзя поддаваться стадному чувству и идти орать лозунги, не продумывая, что же в них содержится на самом деле. Знаете, я думаю, что нельзя вставать бороться под один флаг с чуждыми тебе людьми, потому что запачкаться очень легко, а отмыться сложно. Более агрессивный и не связанный этическими запретами соратник легко перережет тебе горло, когда ты когда-нибудь вздумаешь высказать другое мнение. Разве политическая история не учит этому с бесчувственной ясностью?