November 8th, 2010

Честные люди пытаются выжить коллективно

http://gaz-v-pol.livejournal.com/86823.html
http://ann-eg.livejournal.com/85579.html
http://ales910.livejournal.com/2794.html
http://elen-mos.livejournal.com/176459.html
http://fiesta-konski.livejournal.com/128505.html

Да я тоже в отчаянии, ну, я-то вообще старая неврастеничка. Но разве это не геноцид, не террор, не уничтожение? Уж даже не говорится о том, что сейчас думают несчастные дети и как семье дальше жить с памятью об этом?

Где просить убежища? Куда бежать? В какое катакомбное государство?

Я упомянула об этой истории на лавочке во дворе, так мне старушки с энтузиазмом хором ответили: "Да-да, мы слышали, что в Москве подряд всех детей отбирают, чтоб русские с маленькими зарплатами бежали из города, спасали детей." Это вот общественное мнение: да, мы считаем, что нас централизованно убивают, выживают, грабят. Нам не выжить, по крайней мере, в крупных городах. Мне не смешно. У меня шестеро братьев, но в Питере целиком остался уже только один, который воровато присосался к гос\кормушке и которым я как раз не горжусь. Кто-то эмигрировал за рубеж, а кто-то полу-сбежал в глубокую провинцию.

Надоела мне эта жизнь, к чертовой матери. Я так страстно и тоскливо хочу обратно в брежневскую страну - кошмар какой-то. Боюсь, что естественным образом до смерти уже не дотерпеть. Жизнь тут совершенно невыносима. И фиг с ним, с недоеданием, с отсутствием жилья, с другими глупыми материальным проблемами - это ещё не беда. Вот сознание того, что само государство заинтересовано в физическом уничтожении базового народа - это да. Если б я знала, чем всё кончится, хрен бы я, дура, в 90-е бегала на эти чертовы митинги. Ведь в результате всех этих перестроек мы получили тот же 37-й год, только на насильниках надеты маски клоунов - и вся разница. Только в прямолинейном 37-м кто-то, может, надеялся то на помощь запада, то на революцию - а теперь на что уже надеяться?

Люди пытаются выжить, помогают друг другу - нет ведь другого выхода, ни одного. Вот так сбиваются в подобие коммун, потому что настолько страшно жить, что уже ничего не страшно.