December 13th, 2010

Дъяк Кураев пишет. Считайте за мнение Церкви.

"Протест на Манежной лишь по виду национализм. По сути это крик боли и отчаяния от того, что те, кто призваны нас защищать, нас же и предают.
Погром всегда - реакция беззащитных, которые устали надеяться на защиту со стороны властей. Это уродливая реакция на уродство тех, кто вроде бы должен был в цивильной форме сдерживать зло и наказывать его, но отчего то именно этого и не делает.
Если бы ТВ показало тех ментов, что освободили убийц Егора, причем показало бы, как они в наручниках идут по ковру из сорванных звездных погон их начальников, не было бы сегодняшней Манежной площади."

Обязательно: см. http://www.youtube.com/watch?v=PY00bj1d3sE

До кучи - вести с нашего двора

Я уж не раз рассказывала, какой у нас дом дружный. Парковки построили, снег вот сгребаем сами, все, у кого лопаты есть. Организовываемся, общаемся, вот спланировали опять новый год во дворе встречать. Так ведь всю жизнь на одном месте живём, тысячу лет друг друга знаем.
Утром выхожу гулять с собачкой, навстречу Серёга из 4й парадной с лопатой. Лицо странное, говорит: «А у меня несчастье-то какое…» - и лицо кривится, заплакал. Я думаю: щенок их новый помер, что ли? Обнимаю Серёгу, глажу, а он говорит: «У меня ж мать пропала…» Наша активистка тётя Валя, бодрая и моложавая, невесткой меня поддразнивала.

Короче, повёз в воскресенье Серёга тётю Валю на дачу за каким-то бесом, чисто с председателем поговорить. Довёз до садоводства, а на улицу ему не въехать: снегом завалено. Ну, бабке-то на полчасика сбегать: Серёга остался в прогреваемой машине, а бабка пошла. Без мобильника. Ждёт -ждёт – нету. Ну, она общительная, заболталась, думает. Потом уже пошёл искать. Нету нигде. Пошёл к председателю – а бабка к нему и не заходила. Бросились искать – опять нету. Милиция просит не смешить, ибо рано собаку вызывать. Пока рыскали, стемнело, освещения нет. Обзвонили больницы, вызвали родственников – а что делать-то. Поехали в город, нашли следопыта. Утром опять стали искать – нашли во рву в снегу, замёрзшую.
Других подробностей пока нет.
Думается, сама старушка вряд ли в ров залезла и в снег закопалась.
Милиция принялась за расследование. Известно, какое отребье зимой в садоводствах ошивается.
Серёгу жалко. Он совсем один остался. Жена умерла, сын старый холостяк. Сам Серёга пару лет назад болел сильно, плечо выбито было – его поймали нацбандиты, завезли в лес, били, вынудили «Мерседес» на них оформить – пришлось. Хорошо, живой, но думали, руки лишится. Работу потерял из-за болезни. Подлечился, но всё болит.
Собачку его любимую, чихуашку Мишеньку, прошлым летом дворовая колли задушила.
Непруха пришла к мужику.
Как он переживёт ещё и это.
Потом уж расскажу, какие там будут новости расследования.