April 5th, 2011

А я вчера картошкой отравилась

Так устала, мне так обидно. И что делать завтра? Понятно, что, но на душе кошки нагадили.

Денег у меня никогда нет, а последние два года так вообще. Выкручиваюсь, как могу. Как я одета, так я просто в зеркало уже не смотрю, а начальству уже надоело мне замечания делать. У меня, например, нет брюк. Были, конечно, но осенью последние выносились до дыр. У меня есть две юбки, одна рабочая черная, другая только в церковь, в складку и уже такая, неважная. Пиджак есть и кофта, несколько старых футболок и толстая кофта из секонд-хенда, купила к новому году. Есть выходное парадное черное строгое платье, для торжественных случаев – я в нем в суд ходила. Только оно дешевое и очень красит тело в бордовый цвет. Пальто осеннее болоньевое привезено из Венгрии ещё 5 лет назад, прямо скажем, застиранное и потерявшее всякую форму и цвет, а было золотисто-оливковое. Колготки по 100 руб. строго раз в месяц покупаю, а тут не повезло, быстро порвались, так на работе приходится ходить в сапогах. Но зато в пятницу купила себе гигиеническую помаду за 14 рублей – оказалась прекрасная.


Ну, вот так унизительно я живу: в воскресенье закончились и продукты. Не то, чтоб совсем – чай есть, макароны есть, кетчуп, растительное масло. Витамины остались, в таблетках. Но макароны как-то уж так быстро пролетают, сытости никакой, понятно. Я ж самые дешевые покупаю, по 20 рублей пачка. Доела рис. В ломбард идти просто ноги не идут. Понятно, придётся где-то в четверг идти, но ведь хочется оттянуть до последнего.

Пошла в гости к другу, который инвалид детства. Зашли с ним в магазин, он купил печенья, варенья, 4 яблока (мне, себе, маме, папе), черемши, семечек пакет, сок. Я набралась наглости и попросила его купить мне кило картошки – а он сделал широкий жест и купил мне три. Но ни финской, ни египетской не было, а продавщица расхвалила отечественную по 40 руб. И вправду, на вид красивая, беленькая.
Стыдно, а всё же, пообедав у друга постным борщом и овощным рагу, я с картошкой бодро побежала домой. Сегодня пришла с работы довольная, потому что 3 кило картошки – это три дня еды. Почистила – какая-то картошка цветом подозрительная, слегка темноватая. Пожарила. Картошка эта завтра на работу предназначалась на обед и ужин, дома я не ем вечером. Но не выдержала, поела. И представляете: НЕВЫНОСИМАЯ ГОРЕЧЬ! Т.е. картошка горькая, как не знаю что, как желчь! Запиваю чаем, но горечь во рту остаётся!
Такое меня отчаяние взяло – не передать. И дочка хотела вечером её поесть – а фигу.
Это же 120 рублей, три дня пережить!
Так обидно. Где вот этот хренов Онищенко, что картошка в Питере по таким бешеным ценам ядовитая?

А потом я статейки читаю, как на еде сэкономить.

Как экономить, если половина продуктов оказывается негодной?

Кому вот из чиновников это дерьмо в глотку запихать?
А завтра уж придётся идти закладывать кольцо. Но много ли на эти 2 тысячи накупишь, когда получка ещё 15-го, но с неё я коммуналку плачу, остаётся только тысяча рублей, а «большая» получка только 30-го. А ведь Пасха будет, надо ж яйца покупать, творог.
Нет, я на бедность не то, чтоб жалуюсь, есть люди и хуже живут. Я прекрасно справляюсь и есть определённые перспективы. Но мне очень обидно, что фактически я на свои нищие деньги какое-то ворьё содержу, торгующее ядовитой картошкой.

p.s. а сегодня утром воздействие ядовитой картошки на организм проявилось вовсю! Организм зачищен полностью!