July 20th, 2011

Аскетическое христианство Джоан Роулинг

В субботу сходила в кинотеатр на утренник – посмотрела последний фильм про Гарри Поттера.

И была поражена плотной содержательностью и религиозной исступлённостью философии аскетического христианства, лавой вырывавшегося с экрана. О, загнула… офигенно… Но как иначе выразить? В моей голове странная каша, наверное, но я после «Острова» примерно в таком же чувстве находилась.
Мне фильмы этой серии всегда декоративно нравились, но книг я не осилила: начала и бросила, посчитав скучной детской ерундой.

А тут, впечатлившись, с воскресенья читала книгу, вчера ночью завершила.

Я поражена.

Всё же христианин – да и любой человек – должен составлять мнение о вещах, лишь самостоятельно с ними ознакомившись.

Книга оказалась мне очень близкой, интересной, насыщенной. Почти на каждой странице содержалось что-то, задевающее старые шрамы чего-то выстраданного мною на пути осмысления жизни с позиций христианства. Муки богооставленности, безрадостная борьба с искушениями, принятие своего креста, как осознанной необходимости, ощущения себя важной частицей мира, фронта борьбы любви и зла, осмысление любви, как основания мироздания, и что мертвых нет, а все живые – да тысячи мыслей и деталей. Все эти мысли роились и у меня в голове, а чувства ворочались в сердце при чтении Евангелия, при стоянии на молитве, перед исповедью. Оказывается, Джоан Роулинг – вдумчивая, горячая христианка, живущая напряженной духовной жизнью. Уже много лет твердящая нам, что все мы – солдаты на жесточайшей войне, и никак не возможно ни остаться в стороне, ни сдаться в плен, ни умереть. И не требовать объяснений, логического обоснования выданного нам при рождении задания, снисхождения к душевным и телесным слабостям. Нам остаётся только принять свой крест и отдавать все силы, чтобы его вынести, двигаясь по лезвию бритвы среди жестокости, выверяя каждый шаг по строжайшим моральным меркам. И ошибка – означает гибель, если нет мужества для покаяния.

Поразительно, чего требует Гарри от главного злодея-убийцы, обреченного аду! Он говорит: «Пока не поздно, пока ты ещё жив, собери всё своё мужество и раскайся, тогда есть надежда и для тебя!» Это ли не христианство?

Вот такая необыкновенная суровая книга для мира принудительного позитива и удовлетворения своих потребностей за счет трансерфинга реальности по собственному желанию.

И портрет исповедующегося Дамблдора отчего-то вызвал в моей памяти образ митрополита Антония…