October 24th, 2011

Ещё погода эта...

Как-то нападало кучно чернухи.

Вчера во дворе кто-то ляпнул, что за мытьё нашей пятиэтажки полагается плата уборщику в 25 тыс. руб. в месяц. Обалдеть! Это ж любой с радостью ухватится за такую золотую подработку. Но проблема в том, что никто тебе этих денег не заплатит – дадут пару тысяч таджику, а остальное в фонд барского «Лексуса», видать, идёт. Понятно, что люди недовольны потокам гастарбайтеров, которые резко сбивают цены на рынке труда. Им-то что, у них в Таджикистане 5 тысяч – большие деньги, а в Питере на них попробуй, проживи с семьёй.

У нас во дворе проводили всё лето работы по благоустройству. Мы возмущались, что в прошлом году те же работы у нас уже были сделаны, а теперь опять по-новой перекопали, оградки старые выкопали – новые в других местах поставили. Бред, неприкрытый отмыв денег. Ребята работали по 10 часов, и по выходным тоже, русские в основном. Месяц назад закончили – а ребятам ни хрена не заплатили, они нам об этом рассказывали с дикой тоской и озлобленностью. Как после этого не ненавидеть чиновников на роскошных иномарках, высокомерно советующих людям побольше работать, чтоб получше жить? В принципе, хочется их растерзать на тысячу кусков, что вполне естественно.

Рассказываю об этом на работе. А бухгалтерша сообщает, что её брат приехал в Питер на заработки из Весьегонска, работает строителем на Ладожской, «Мебель-холл» строит. Так на всех зарплатных ведомостях расписывается за 39 тысяч, а на руки получает только 19. Работа тяжкая, а кому не нравится – пшел вон.

Вот тебе и средняя зарплата по стране.

К Серёге тётка из Костромы приехала погостить. Она не в самой Костроме, а в ближнем пригороде живёт – у них вообще работы нет никакой. Дочка её устроилась по большому блату на лесопилку: очень тяжелая работа, платят чуть больше бабкиной пенсии, но она счастлива – иначе детей никак не вытянуть. Бабка  неважно себя чувствует, не может больше скотину держать, только с внуками сидит – практически голодает, стыдно ей от детей кусок отрывать. Подрабатывает парикмахером, берёт плату натурой – вареньем, картошкой, капустой – ну, что по сезону. Натуральный обмен в российской глубинке является основной платёжной системой.
Не знаю, как ещё где, там родни нету, а во Пскове то же самое. Совхозы поразваливались, работать негде. Так, живут своим частным хозяйством, выживают, пока силы есть.

У нас в банке: набирают на начальничьи должности детей - по внешним данным, дикторской улыбке и креативному утверждению: «Я всё знаю, всё могу, и счас как вам тут прибыля забабахаю!»  А какие они до тридцати-то лет начальники? Смех и грех! Поэтому наляпают страшных ошибок, и уж тут уже можно ждать, что ума у них прибыло (потому как за одного битого двух небитых дают) – а их увольняют в один день! И набирают новых таких же! А в это время несчастный исполнитель на три копейки зарплаты волочит все эти стрессы, разгребает завалы, пашет за троих и в т.ч. за начальника, которых за год три сменилось. Вот наша девочка-исполнитель и сказала: не могу я по 12 часов в день за троих работать без начальника – и заявление по собственному написала. А ей его обратно вернули и предупредили: будешь настаивать на увольнении – такую характеристику от службы безопасности на новое место работы дадим, что дворником не возьмут. И премии за переработку не жди. Крепостное право.

По телеку рассказывают, что где-то задержан грузовик с осколками снарядов с полигона, который во втормет гнали. Народ по полигонам осколки собирает, на поддержку штанов – кому вред? Но нельзя. Это не та ли же старая история с «колосками»?  Народ  извертелся в попытках свои 5 тысяч в месяц заработать – а государство недовольно.

Право слово, Салтыков-Щедрин  - великий русский писатель и творения его бессмертны.

Как-то под нынешнюю погоду и совсем тоскливо.