December 20th, 2012

Душевный русский народ

Моя мама ещё страшнее, чем я, атомная война. Она непрерывно горящий костёр. Нет, она - целое солнце, плюющееся протуберанцами.
Звонит мне вечером, в то время, когда я уже спать ложусь, тихо гнездясь в одеяло. И буднично-экзальтированно кричит в трубку:
- Мне нужен интернет! Срочно! Ты за меня зайди в интернет, у тебя же есть Скайп? Ну, так позвони Жерару Депардье, только прямо сейчас позвони! И потом мне отчитайся.
Я несколько минут думала, что ответить. И решила, что разумнее всего объяснить маме, что я плохо говорю по-французски. В том, что я не знаю скайпа Депардье и не состою с ним в дружеской связи, я признаться не решилась.
- Так что такого – ты по-русски скажи ему, что мы ему сочувствуем и поддерживаем от имени русского народа, а то у него сейчас тяжелые времена и необходима моральная поддержка! – мамин голос срывался от сопереживания неизвестным мне страданиям известного француза, – Если не можешь позвонить, то хотя бы напиши письмо! Это-то тебе нетрудно сделать – ну, ради меня!
Телефон вспотел, не то, что я. Как-то я выкрутилась, наобещала, что вот сейчас с кровати встану и прям вытру все слёзы всем страдальцам планеты.
Посмотрела в интернете, что там случилось у Депардье. Как я поняла, ничего страшного. Не буду я ему передавать протуберанец от моей мамы. Пусть сам летит сквозь эфир. Да уже, наверное, и долетел.