October 29th, 2013

А я так и знала

Наткнулась на статью о физиологическом воздействии на человека музыки Моцарта. Хочу добавить: исключительно в классическом исполнении.

http://blog.pobedinedug.ru/view_post.php?id=39

Даже Сталин в последние годы жизни утешался его музыкой.






Есть ли что прекраснее в мире звуков? Только в мире слов...


"Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Проглянет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор.
Пылай, камин, в моей пустынной келье;
А ты, вино, осенней стужи друг,
Пролей мне в грудь отрадное похмелье,
Минутное забвенье горьких мук."

Ураган

Вечером я побежала на халтуру и Масю с собой захватила: начальство там демократичное, разрешает сотрудникам с младенцами приходить, там даже целый детсад образовался.

Ну вот, а поскольку в офисе масса сложной техники, то Масю пришлось закрыть в переговорной: на ковре, с мультиками, всего в игрушках и с ватманом для рисования. При этом я регулярно забегала проверить, как он там себя ведёт – и каждый раз бдительный ребёнок встречал меня у двери с невиннейшей рожицей, ясными глазками и умильно сложенными на пузике ручонками.


А охранник, такой-разэтакий, всё это время потешался, глядя в монитор видеонаблюдения: «Ой, он такой счастливый был! Как только ты дверь закрывала, он так быстро бежал опять что-то делать!»


За час, проведённый в переговорной, ребёнок сделал следующее: достал пульт и сотню раз переключил телевизор; вынул все кабели и сложил в мусорную корзину; развязал шнурки на ботинках и снял их с носками заодно; внимательно прочитал все методички, сделав пометки на полях; нашел в шкафу коробку с фужерами и аккуратно расставил их по всем стульям; натёр ковёр недоеденной грушей; раскрошил вафлю ровным слоем по всем 14 метрам помещения; разрисовал маркерами не только ватман, но и стены, двери, мебель и экран телевизора, наконец, собственное пузо, задрав майку и ловко оттопырив штаны; нашёл салфетки для протирки мониторов, все размотал и вытирал ими нарисованное, а потом своё лицо; оставил отпечатки липких пальцев по всему внешнему краю огромного отполированного стола переговоров; разбил пару фужеров, испугался, от души обкакался, залез под стул в самом углу, лёг на спину, задрал ноги на стену, накрыл лицо своей курткой и заснул.


Долгонько мне пришлось ликвидировать последствия офисного урагана по имени Максим.