April 16th, 2014

Что с ними случилось - это просто сойти с ума!

Оригинал взят у eriklobakh в Что с ними случилось - это просто сойти с ума!
Понимаю, что скажу банальность, а все просто лайкнут или скажут "да-да", но вот однако же мне совершенно очевидно, что в той же Европе к Украине могут относиться лишь как к диким и тупым обезьянам. Но как на Украине это сами люди не понимают?! И как вообще к ним можно относиться при этом?!

Ведь это же не просто какие-то дикие толпы гопников и дебилов с наркоманами из больницы. Это и журналисты их всякие, и "политологи" - т.е. люди с каким-никаким высшим образованием.

Заманили КАНДИДАТА В ПРЕЗИДЕНТЫ на телеэфир, при этом в эфире слова ему сказать не дали - только на него орали - потом выгнали на улицу - где толпа из двухсот человек без всякой милиции и т.п. его СПЕЦИАЛЬНО поджидавшая - его избила. И что при этом в телестудии, где эфир продолжался? Политологи и журналисты галдели "так он всё ещё не понял!" - смотря избивание Царёва - депутата Рады и КАНДИДАТА В ПРЕЗИДЕНТЫ в прямом же эфире.

На Царёве порвали всю одежду - сорвали с него трусЫ (!!!) - и бегали по Майдану с этими трусами, на фоне них фотографировались, люди ржут, журналисты ржут, все довольны.

И после этого кто-то будет говорить про "ложь российской пропаганды"?! Да разве нужны какие-то ещё образцы и примеры?!!

И это не какой-нибудь там Сашко Белый (Музычко) и т.п., на которого можно всё свалить, убив его. Это в Киеве, на центральной площади, в период "победившей демократии", с "демократическим правительством", в окружении миллиона журналистов и вроде как говорят лгуны "интеллигентной публики на Майдане", да ещё и в телестудии в прямом эфире с рассуждениями "и он ещё не понял".

Уж не знаю - кто не понял, по-моему все должны уже были всё понять. Все и всё.

Я даже промолчу, что это единственный русский кандидат в президенты там (остальные либо украинцы, либо евреи), но вообще какой расчёт к отношению Юга-Востока Украины к Киеву и вообще этой стране, когда кандидата оттуда специально заманили на телеэфир - чтоб избить, снять трусы - и бегать с ними радостно по Майдану!

P.S. Ролик тут "с трусАми" разместить не получается, ибо сейчас с Айпадом, но этот ролик есть тут:

https://www.facebook.com/erik.lobakh/posts/429916767153426?ref=notif¬if_t=like

маленькая трагедия

У меня есть знакомая по ВКонтакте, она на той неделе приезжала в Питер, чтобы забрать двоих детей на усыновление. Она увидела фотографию своего мальчика в интернете и её сердце загорелось. Она закончила курсы, уговорила семью, собрала документы и приехала в Питер. У мальчика ВИЧ и старшая сестра, но Надя так была окрылена, что была согласна и на болезнь, и на сестру в коррекционном учреждении.

Мы с Масей встретили Надю на вокзале, отвезли на Антоненко, в опеку и сам детдом. Без помощи опытного человека это невозможно сделать в сжатые сроки в чужом городе. Надя была счастлива: она встретилась с детьми и поняла, что это её дети, для неё рождённые, и она подписала согласие на обоих. Накупила одежды для детей, чтобы везти домой, потому что детей-то всегда отдают голыми.

Во всех инстанциях Надю принимали прекрасно, но тут ещё сыграло роль, что меня там все любят и знают, я ж такая дурочка, вся в розовом облаке обожания детей.

Надя перестала мне звонить и я подумала, что она на меня обиделась за что-то, я ведь человек такой: могу пузо рвать для друзей, но обязательно что-то такое ляпну или сделаю, что все смертельно обидятся и вся моя помощь в топку пойдёт. Ничего не поделаешь, уж такая я.

Через два дня звонит Надя, вся в соплях и слезах, и сообщает, что она отказалась от детей.
Упс, как говорится.

Она боялась, что я буду её ругать – это я-то! Я её прекрасно поняла. Это очень трудно – больной ребёнок, это страшно, это опасно. У неё муж, свои дети, семья мужа, маленький городок, никакой поддержки в жизни, кроме мужа – а риск потерять семью из-за приёмного ребёнка весьма велик.

Очень это тяжело: прикасаться к ребёнку и холодеть от животного страха перед заразной болезнью. Умом этого не понять, этого нельзя предвидеть – это чувствуешь только при тесном физическом контакте. И потом – мальчик прекрасный, но в нем есть трагическая нотка надлома, выдержать которую могут не все. Я даже скажу, что мало кто выдержит такое рядом всю жизнь. Это очень сильная боль, похожая на ежедневное ожидание смерти.

Я чувствую себя теперь виноватой в том, что мальчик, который для меня уже давно не совсем чужой, опять оставлен. Как-то, видимо, не так я что-то сделала. Мне теперь нет покоя, я дёргаюсь и никакого мира в душе нет в помине. Вот, дёргаюсь, чешусь, жру, психую, болею головой и тахикардией. Торчу в интернете, исключительно из психа и иллюзорного чувства неодиночества перед проблемой. Три дня Масе книжки не читала – не могу усидеть на месте. Башка трещит.

После Пасхи позвоню узнать, что и как вышло. Сейчас – боюсь.

Ну, вот такая история, бывает и так.