January 26th, 2016

Мы с Масей в шоке

Смотрели "момент истины", там вещала одна подлая женщина. Такая отъявленная змеища, что мне стало худо, я накапала себе корвалолу. И ведь рядится в одежды воина светлых сил! Вот дорвётся такая дрянь до власти - и нам с Масей конец. И десяткам тысяч таких же счастливых семей.

Этим подлецам очень завидно, что государство помогает сиротам, очень противно, что детдома опустели, очень их, видать, бесит, что наши дети не в Америке. Они якобы кого-то защищают - а кого? Гипотетических жертв режима? С чем воюют? Со своими комплексами и страшными снами?
"Родительское сопротивление", видишь ли, Виноградова Л.Н., честный человек в политике! Вот уж, не верьте. Врёт, как дышит! Или откровенно глупа. Или Ахеджакова...

Мы с Масей прошли три опеки - и везде получали огромную помощь, поддержку, и моральную и материальную, и информационную. И другие люди тоже "с изумлением" обнаруживали, что в опеке работают прекрасные люди и помогают людям! Это как раз работа "честных" людей по дискредитации всего хорошего.

И приёмные родители знают, насколько важно постоянно быть рядом с депривированным ребёнком, имея возможность не работать какое-то время. Государство это понимает, а Виноградова - нет. Она считает, что только богатые могут забирать детей. Да ещё куча всего ужасного. Слюны не хватает отплеваться.

Короче, я киплю и негодую.

Порыв эксгибиционизма

Специально для вразумления фрустрирующих граждан и гражданок.

В первый раз публикую эти крайне интимные для меня фото. (Гораздо ниже)

На закате женственности судьба исполнила мою мечту. Моим начальником назначили прекрасного молодого мужчину, и долго я была его единственной подчинённой. Мы сидели в одном кабинете на двоих. Я помирала от любви. Я знала о нём всё, а он всё обо мне. Т.е. мы, не сговариваясь, надевали одинакового цвета рубашки, например. Мы отчего-то знали, кто что кушал и чем занимался вечером. Не из-за запаха! А отчего-то неизвестного.
Но я комплексовала по тысяче объективных причин. Я старше, я толстая, я страшная, я неуклюжая, я изумительно невинна в плане отношений с мужчинами, мне было невыносимо стыдно за всё, что я являю или могу явить, если вдруг возомню, что могу рассчитывать на снисхождение ко мне со стороны такого полубога.
Если с его стороны были авансы, то я их принципиально подсознательно не замечала, как вообще ничего не замечаю вокруг.
Так прошло несколько лет. Потом я стала тосковать, у меня портилось настроение, характер и внешность, и он стал раздражаться тоже. Я ушла из отдела.
Потом ушла в декрет с Масей.
А он сошёлся с новой коллегой, женщиной старше меня, с прической, как у меня, и даже с моим именем! И тут я с ужасом поняла, как же я была тупа и слепа.
А через год он скоропостижно скончался.

И вот знаете, я отчего-то твёрдо убеждена, что моё вечное одиночество и его смерть - моя вина. Оттого, что мне в руки счастье совали, а я его отпихивала и твердила с ужасом: "Это не мне, вы ошиблись, мне такое счастье не могли выделить! Моё счастье другое, страшненькое и маленькое, такое, на которое никто, кроме меня, не польстится! Моё счастье на помойке лежит, бомжами оставленное!"

Collapse )