September 9th, 2016

Любовь и слёзы

Всё лето Мася мучил меня рассказами о Веронике. Той самой девочке с крупным лицом, которую он так страстно душил под одеялом. Наверное, и не крупным, а вот.. Ну, как у актрисы Нильской. Очень вызывающая внешность. Это я, как свекровь говорю.

Например, идёт сын по парку, смотрит на цветы и говорит: "А у Вероники такие вот губки..." - и делает губки "бантиком" - "И вот такие красивенькие глазки..." - и выпучивает глаза.

"Когда же снова в садик и я с ней увижусь?"

"Я женюсь только на Веронике. Потому что она такая вот... Такая. Она мне подходит очень."

"Подружек у меня много. А Вероника - одна."

Я пыталась выудить у Маси, чем же так хороша именно эта девочка - но ничего, кроме глазок, губок и родства душ сын не смог сформулировать.

В садик первого сентября он бежал сломя голову. "Сейчас я увижу мою девочку!!!"

А девочки и нет. Переехала в другой район.

Макс рыдал. Он очень обиделся.
И уже вторую неделю ни слова не говорит мне о Веронике.
Интересно, что варится у него в голове? Всё-таки первая любовная драма.