?

Log in

No account? Create an account

(no subject)
4250
В последнее время кажется, будто нас облучают лучами зла, и впрямь хочется нацепить кастрюльку.
Градус взаимной ненависти и бреда зашкалил давно. Я даже уже не понимаю: удивляться мне, или принять окружающий мир за бредовую иллюзию?
Я не понимаю, отчего 20% мальчиков в нашей школе носят оселец. Они понаехали из Днепропетровска, или что это, вообще?
Депутаты-самовыдвиженцы, которых мы снисходительно считаем глупыми детьми, на самом деле революционеры, финансируемые Навальным и Ходорковским, и даже не скрывают, что будут в случае своей массовой победы гнать, убивать, клеймить своих противников. Так, как это мы видели в черно-белой хронике: приличные люди рвали на улицах других приличных людей, а прохожие вовсе не возражали. Даже простые люди с высшим образованием на мирном Дне знаний не против стрелять друг в друга. Многие обыватели с радостью ждут, когда новая власть пересажает тех, кто им лично неприятен. Не потому, что они воры или бандиты, а просто - противные.
Даже в родительских чатах спортивных школ появляется реклама депутатов и тут же возникают яростнейшие склоки. Не споры - никто не собирается ни слушать, ни доказывать. Все хотят ударить, настолько жёстко, чтоб оппонент заткнулся. Это очевидный результат негативного действия социальных сетей. Мы можем думать, что делаем мир лучше, а на самом деле учимся на санитаров леса. Причем лес предполагается зачистить до ядерной пустыни.
Когда я читала "Тихий Дон", как хронику вымерзшего ада, я не понимала: как так близкие люди доходят до высшей ступени жестокости и глухоты? А сегодня я вижу вокруг эту глухоту и жестокость.


Удивительные сны
4250
Максим тут проснулся, грустный. Сказал, что ему приснился ужасный сон.

Ему приснилось, что кто-то попросил меня встать на табуретку и проверить лампочки, я встала и проверила, а тут меня толкнули, я упала с табуреточки и умерла. И все вокруг радовались, и только Максим плакал.

И в этот день меня предупредили, что дело по избиению старушки в коридоре доведено до соответствующих органов и меня могут лишить опеки, ибо старушка вся в гематомах, в больнице, и у неё выбиты зубы. Если это так, то значит, она упала с лестницы. Иначе непонятно. Но дела не меняет.

Но, увиденное Максом во сне моё повешение под люстрой, стало совершенно реальным и ожидаемым.

Я совершенно уверена, что нахожусь или в зазеркалье, или в параллельной реальности, или в ток-шоу.

На родительском собрании зачем-то всем объявили, что Макс - приёмный особенный ребёнок. Зачем?

Я отдраила класс, накупила украшений, сделала и обработала тучу офигенных фотографий детей - и теперь меня в тюрьму, ребёнка - в детдом, а вся память - в лепрозорий.

Молодой директор школы улыбнулся и сказал: "Не переживайте, всё утрясётся!"

Я сплю. Проснуться невозможно, Фредди Крюгер до меня почти добрался.