August 22nd, 2020

Ау, психологи

Я задумалась тут: ну, отчего Максима всегда бьют? В школе, в лагере - это ладно, можно вообразить, что все вокруг некультурные. Но и на отдыхе за границей его всегда бьют. В Венгрии местные не бьют, а братья-славяне всегда, с пол-оборота. На детских площадках в Безье (Франция) я его вообще не оставляла - там чёрные дети не только что его тут же избили, а ещё сорвали и растоптали очки, и вытолкали с площадки совсем. Значит, дело в Максиме, он чего-то не понимает.

Я заехала в его лагерь, пообщалась с воспитателем, с вожатой. Им страшно неудобно, что Максим такой избитый, но защитить его не получается: вот мимо мальчик бежит - и в ухо с мобильником бьёт. Просто так, на инстинкте. Не успевают среагировать воспитатели. Мозгомойка - не помогает.

Нынче в лагере рулят браться Самсоновы, их семь! человек, погодки. Они всех бьют, друг на дружке натренировались. Я понимаю - нам враг не страшен, пока на Руси такие богатыри есть, но всё же неудобно. Директор лагеря не выдержал и сказал самому драчливому из братьев, что его выгоняют из лагеря. Тот зарыдал, и между всхлипами поведал, что его нельзя выгонять, потому что они живут на 20 этаже, а перед отъездом мать их на подоконник поставила и предупредила, что того, кто будет себя в лагере плохо вести, она выбросит из окна. "А 20 этажей - это далекооооо летееееть....". Что с ним сделаешь. Я как представила себе эту несчастную женщину, так мне стало её жалко.

Воспитатель говорит, что Максим большой, добрый, открытый и бесхитростный, но очень активный. Прям душа у него горит, всюду ему надо нос сунуть и разрулить - оттого всегда и получает. А ударить в лицо он никого не в состоянии, не та натура, учить бесполезно.

И тут виновата я, потому что я не могу научить его тому, чего во мне нет. Я тоже наивная размазня, всех понимаю и люблю, всё терплю. Книжки читаю, оперы слушаю, работаю руками - отшельница.

Кстати, я вот давеча своё фото постила, где подозревала у себя инсульт. И все добрые друзья, глядя на мою перекошенную морду, утешали меня и говорили, что всё очень даже ничего. Дружеская поддержка, конечно, дело прекрасное, но вот только вчера один настоящий друг признался, что выгляжу я просто ужасающе. И сразу стало легче на душе: значит, я всё правильно вижу, не мерещится. Конечно, после лечения стало получше, мимика появилась. Но всё же лицо не прежнее. Ну, и если его не вернуть - я решила отращивать волосы обратно, занавешиваться. Будет эксперимент: может ли пенсионерка отрастить косу заново, и за сколько лет.