January 30th, 2021

Что-то завертелось вокруг

24 января училка сообщила мне, что у нее нет сил на Максима, потому что он уже бьет девочек в живот. О, думаю, тег модный, конечно. Но Максим бить кулаком не в состоянии, он может пинаться, толкаться, ругаться матом - но не ударить кулаком. «Я вынуждена встретиться с вами в присутствии завуча и директора!» Вот же, надоела... Я проконсультировалась c конфликтной комиссией, там меня заругали, что я сразу не начала жаловаться на школу. Теперь все на всё жалуются и кляузы пишут. «А вы должны сразу защищать вашего ребёнка , даже если он ужаснейший на свете.» Мне такая позиция отвратительна, но что делать? Вот я с дуру все и рассказала: что училка била Макса ногой, запирала в классе, весь день заставляла стоять у стены, запрещала детям с ним разговаривать, как дети кричали: «мы не дадим тебе жизни в нашем классе», как Макс плачет, что его ненавидят и ему не верят, - и что Максим ходит вечно в синяках, фингалах, и вот давеча ухо ему надорвали, и оно не заживает.
В пятницу зашла в школу за справкой об форме обучения и подглядывала, как мой сын в школе вдруг становится монстром. И увидела, как мой толстый увалень стоит, сложив руки на груди локтями наружу, а все дети, проходя мимо, на автомате его бьют. Ногой, пяткой, кулаком под ребра, ладонью по голове и т. п. В ужасе выхожу из укрытия, говорю с физруком. Физрук подзывает по очереди детей и спрашивает: почему бьете Макса? Ответы одинаковые: он плохой и всех бьет. Тебя бил? Нет. А тебя? Меня вчера в столовой толкнул. Физрук в изумлении. Говорит: «Я и не подозревал, что его бьют, он же такой большой. Но я знаю, почему так. Их учительница акцентирует внимание детей на Максе, а дети легко подхватывают травлю.»
Я в панике. В слезах. Не знаю, у кого спросить совета.
Короче говоря: мои попытки защитить сына вызвали обратную реакцию: у Макса зафиксировали синяки. И теперь у меня запрос из прокуратуры об условиях проживания ребенка, и в понедельник иду в свое отделение милиции на снятие показаний. В школе Макса уже опросили, как ему живется.
Т. е. в 15.00 в четверг я зашла в школу, час выясняла, почему его бьют и его же во всем обвиняют - и в 9.00 утра пятницы в школе уже имелся запрос из прокуратуры - но обо мне!
Мама моя слегла с уверенностью: Макса у меня отнимут и вернут в детдом. У меня пока что пассивный стресс, я собираю справки о внешкольных занятиях, от невропатолога, психолога и проч.
Так что в режиме онлайн можете наблюдать, как люто некоторые товарищи умеют защищать детей. И можете заключать пари: отнимут или не отнимут.