4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:

Нянька

Баба Лена рассказывала, что её от голода отдали в няньки с 5 лет, а старшую сестру Веру мамушка оставила при себе. Это был 1922 год: отец умер два года как, лошадь нашу опоили на общественных работах, младшему брату Коленьке было только полтора года. Старшая сестра уехала в Ленинград в служанки к старому барину, и прихватила с собой 14-летнюю Шуру. Бабуля обижалсь, конечно, ведь Вера была старше, ей было уже 9 лет. Но баба Дуня Веру любила, и жалела оттого, что та обгорела по недосмотру. И ей было жалко, что самая красивая дочка оказалась с изуродованным лицом, руками и грудью. Баба Вера всю жизнь прожила при мамушке, ей позволялось вместо работ ходить в лес за грибами-ягодами, позволялось гулять допоздна, оттого вышла она у нас женщина волевая, но балованная. Ожоги отчего-то не мешали Вере быть желанной невестой, и так вышло, что она, самая бедняцкая вдовья дочка, вышла замуж за сына деревенского кулака. Но счастье и богатство никогда просто так не падают с неба: только родилась у них дочка, как мужа Вериного утопили в пруду. Кто, что – осталось неизвестным. Вера сразу уехала из деревни в город, работать на фабрике, а дочку оставила матери. Но поскольку была Вера балованной, по её халатности сгорел многоквартирный дом, Веру осудили и выслали в лагерь, в зверосовхоз. И это было божьим благословением, потому что сразу началась война, а до Сибири она не дошла, поэтому Вера не испытала ужаса оккупации, не знала голода и непосильного труда. Потому что с точки зрения даже балованной крестьянской девчонки зверосовхоз этот был – сытый рай. Единственное, что она оттуда вынесла дурного – страсть к картам и привычку крепко выражаться. Хотя, если сравнить эти выражения с обычными сегодняшними – то Вера была просто смолянкой. Лет до 90 Вера ночами пила с подружками крепкий кофе, играла в карты и читала дамские романы, а утром шла в лес по грибы, если сезон, конечно. Дочкой и, впоследствии, внуком она не занималась.
А бабуля моя попала в дальнюю деревню Нелаи к местным богачам, как раз, чтобы ребёнок домой к мамушке не сбежал. Пять лет, тощая, мелкая – но работать по дому она могла: полы надраить, на огороде что-то, за скотиной, а главное – следить за хозяйским сыном, которому было уже 10 лет. Бабуля должна была бегать за ним повсюду и следить, чтоб он не баловался, и если что дурное с ним приключилось бы – быстро бежать, сообщать хозяевам. Пуще всего было велено не пускать его на Нелайское озеро купаться, а то там дети часто тонули. Для бабули это было огромным детским горем. Потому что заканчивалось всё одинаково: бабуля стояла на берегу и ревела в голос, а мальчишка купался и выходил на берег только чтобы поколотить бабулю. Принудить его силой не купаться, понятное дело, было невозможно. Но и хозяевам не признаешься, что их пацан купался. Во-первых, пацан зашибёт совсем, а во-вторых – хозяева выпорют за неисполнение долга. Вот и приходилось бабуле вертеться, как ужу на сковородке, глотать сопли и вырабатывать в себе качества настоящего политика.
Думаю, именно тогда в ней выработался навык быть гибкой и хорошей для всех и в любом положении. Она была непревзойдённым мастером скользить меж людей, никого не задевая, но всегда добиваясь желаемого их поведения.

Но это продолжалось не больше года – мамушка увидела, что дочка от такой работы истаяла и совсем дошла, и забрала её.

А потом всем очень повезло: мамушка Дуня договорилась, что её с детьми возьмут в трудовую коммуну. Где была та коммуна и как называлась, бабуля по малолетству запамятовала, только помнила, что плыли они туда по какой-то широкой и бурной реке, и всё боялись потонуть. В коммуне все жили общежитием, гигиена соблюдалась строго, работы было немного и она была сущим баловством по сравнению с крестьянской, а кормили там хорошо, и за детьми всегда приглядывали.

Не общество должно присматриваться к детям, выискивая особенности их личности и шлифуя нечто обнаруженное. Нет там личности, личинка одна. Перед ребёнком должны ставиться достаточно серьёзные задачи, при решении которых ребёнок сам искал бы, как именно их решить, и тем неизбежно находил и развивал в себе таланты и умения, которые сформировали бы его личность и закалили характер.
Так что я полностью и целиком против новой гуманистической образовательной программы, которая на деле так и оставит детей личинками.



Личинка размером со взрослую особь - это же катастрофа для экологии.
Tags: о наших деревенских
Subscribe

  • Событие

    Я в первый раз попробовала шашлыки в институте. У нас на северо-западе такой культуры никогда не было. Пиво во дворе варили, кровяную колбасу к нему…

  • 18.05.21

    Сегодня в честь экзамена Макс в школу не пошел. В музыкальной школе дали справку, что там он нужен больше, чем в общеобразовательной. А я утром…

  • Надо бы написать...

    Много говорили о том, что война всё спишет, что "у кого не было своего капитана"... Но это неправда. Ничего никому война не списала, и редко кто был…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Событие

    Я в первый раз попробовала шашлыки в институте. У нас на северо-западе такой культуры никогда не было. Пиво во дворе варили, кровяную колбасу к нему…

  • 18.05.21

    Сегодня в честь экзамена Макс в школу не пошел. В музыкальной школе дали справку, что там он нужен больше, чем в общеобразовательной. А я утром…

  • Надо бы написать...

    Много говорили о том, что война всё спишет, что "у кого не было своего капитана"... Но это неправда. Ничего никому война не списала, и редко кто был…