4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:

Нянька

Баба Лена рассказывала, что её от голода отдали в няньки с 5 лет, а старшую сестру Веру мамушка оставила при себе. Это был 1922 год: отец умер два года как, лошадь нашу опоили на общественных работах, младшему брату Коленьке было только полтора года. Старшая сестра уехала в Ленинград в служанки к старому барину, и прихватила с собой 14-летнюю Шуру. Бабуля обижалсь, конечно, ведь Вера была старше, ей было уже 9 лет. Но баба Дуня Веру любила, и жалела оттого, что та обгорела по недосмотру. И ей было жалко, что самая красивая дочка оказалась с изуродованным лицом, руками и грудью. Баба Вера всю жизнь прожила при мамушке, ей позволялось вместо работ ходить в лес за грибами-ягодами, позволялось гулять допоздна, оттого вышла она у нас женщина волевая, но балованная. Ожоги отчего-то не мешали Вере быть желанной невестой, и так вышло, что она, самая бедняцкая вдовья дочка, вышла замуж за сына деревенского кулака. Но счастье и богатство никогда просто так не падают с неба: только родилась у них дочка, как мужа Вериного утопили в пруду. Кто, что – осталось неизвестным. Вера сразу уехала из деревни в город, работать на фабрике, а дочку оставила матери. Но поскольку была Вера балованной, по её халатности сгорел многоквартирный дом, Веру осудили и выслали в лагерь, в зверосовхоз. И это было божьим благословением, потому что сразу началась война, а до Сибири она не дошла, поэтому Вера не испытала ужаса оккупации, не знала голода и непосильного труда. Потому что с точки зрения даже балованной крестьянской девчонки зверосовхоз этот был – сытый рай. Единственное, что она оттуда вынесла дурного – страсть к картам и привычку крепко выражаться. Хотя, если сравнить эти выражения с обычными сегодняшними – то Вера была просто смолянкой. Лет до 90 Вера ночами пила с подружками крепкий кофе, играла в карты и читала дамские романы, а утром шла в лес по грибы, если сезон, конечно. Дочкой и, впоследствии, внуком она не занималась.
А бабуля моя попала в дальнюю деревню Нелаи к местным богачам, как раз, чтобы ребёнок домой к мамушке не сбежал. Пять лет, тощая, мелкая – но работать по дому она могла: полы надраить, на огороде что-то, за скотиной, а главное – следить за хозяйским сыном, которому было уже 10 лет. Бабуля должна была бегать за ним повсюду и следить, чтоб он не баловался, и если что дурное с ним приключилось бы – быстро бежать, сообщать хозяевам. Пуще всего было велено не пускать его на Нелайское озеро купаться, а то там дети часто тонули. Для бабули это было огромным детским горем. Потому что заканчивалось всё одинаково: бабуля стояла на берегу и ревела в голос, а мальчишка купался и выходил на берег только чтобы поколотить бабулю. Принудить его силой не купаться, понятное дело, было невозможно. Но и хозяевам не признаешься, что их пацан купался. Во-первых, пацан зашибёт совсем, а во-вторых – хозяева выпорют за неисполнение долга. Вот и приходилось бабуле вертеться, как ужу на сковородке, глотать сопли и вырабатывать в себе качества настоящего политика.
Думаю, именно тогда в ней выработался навык быть гибкой и хорошей для всех и в любом положении. Она была непревзойдённым мастером скользить меж людей, никого не задевая, но всегда добиваясь желаемого их поведения.

Но это продолжалось не больше года – мамушка увидела, что дочка от такой работы истаяла и совсем дошла, и забрала её.

А потом всем очень повезло: мамушка Дуня договорилась, что её с детьми возьмут в трудовую коммуну. Где была та коммуна и как называлась, бабуля по малолетству запамятовала, только помнила, что плыли они туда по какой-то широкой и бурной реке, и всё боялись потонуть. В коммуне все жили общежитием, гигиена соблюдалась строго, работы было немного и она была сущим баловством по сравнению с крестьянской, а кормили там хорошо, и за детьми всегда приглядывали.

Не общество должно присматриваться к детям, выискивая особенности их личности и шлифуя нечто обнаруженное. Нет там личности, личинка одна. Перед ребёнком должны ставиться достаточно серьёзные задачи, при решении которых ребёнок сам искал бы, как именно их решить, и тем неизбежно находил и развивал в себе таланты и умения, которые сформировали бы его личность и закалили характер.
Так что я полностью и целиком против новой гуманистической образовательной программы, которая на деле так и оставит детей личинками.



Личинка размером со взрослую особь - это же катастрофа для экологии.
Tags: о наших деревенских
Subscribe

  • Время не линейно

    Делала с Максом уроки по русскому. Для меня это самое трудное, потому что я никогда в школе не могла понять ни одного правила по русскому. Я не…

  • Как называется зять сестры?

    Ну, этот вот зять сестры насмешил. Взрослый мужик, скоро полвека будет отмечать, работает врачом в больнице. Казалось бы? Но тут струхнул. Говорит:…

  • Началась 3 четверть...

    И опять уроки, уроки, кружки, занятия... Уже просто для себя и ребёнка, потому что на отметки никак никакие усилия не влияют. Всё равно двойки. Решим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Время не линейно

    Делала с Максом уроки по русскому. Для меня это самое трудное, потому что я никогда в школе не могла понять ни одного правила по русскому. Я не…

  • Как называется зять сестры?

    Ну, этот вот зять сестры насмешил. Взрослый мужик, скоро полвека будет отмечать, работает врачом в больнице. Казалось бы? Но тут струхнул. Говорит:…

  • Началась 3 четверть...

    И опять уроки, уроки, кружки, занятия... Уже просто для себя и ребёнка, потому что на отметки никак никакие усилия не влияют. Всё равно двойки. Решим…