4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:
Утром приехала из отпуска, от бабушки. Езды там всего два часа черепашьим шагом, но я в дороге успела так наплакаться: глаза, как щелочки, морда опухшая, аж прыщи проступили. А вот почему – ни в жизть никому не догадаться.

Потому что я самозабвенно пела всю дорогу.
Песни, народные. Ну, и романсы. Некоторые, конечно, поспокойнее, а некоторые очень слезоточивые, я могу их подряд раз двадцать пропеть – и прорыдать. Вот, например, «Я ехала домой» - на последнем куплете я всегда рыдаю, потому что мне очень романс близок, я так прекрасно понимаю, о чём там, и как это грустно.
А вот, например «Не для тебя придёт весна» - так с первой до последней строчки полная трагедия, такие у меня слёзы крупные льются, что пальто промокает. Ну, правда, слезины – размером с зелёный горошек.

Представьте: едет себе тётка, горланит на всю ивановскую и рыдает.

Артистка хренова. Мой пёс чуть с ума не сошёл.

Приехала.

А ведь я так этот город ненавижу. И на новую работу выходить – тошнит от отвращения. И чёртов интернет. Я его ненавижу прямо всем желудком! Как мне без него две недели хорошо было, я ни разу не огорчилась, ни разу не раздражилась, не обиделась. Но ведь опять буду сюда ходить, хоть и ма-ало, ре-едко – а всё равно буду таскаться. Сейчас вот я даже не понимаю, зачем.

Мне так мало было отдыха – леса, огорода, парка, прогулок на велике, просмотров с бабулей ужасающих сериалов, моих вышивок, сиденья на крылечке в темноте, поездок по святым местам, таскания воды с родника, работ на кладбищах, уроков французского, масок для лица прямо с огорода, яблок, отражательно светящихся под луной – ну, мало. Не насытиться. А интернет – как будто ешь картон, когда хочется мяса.
Вот, кстати, в отпуске есть никогда не хотелось. Съешь, что есть – а был салат и огурцы, да старая картошка в мундире: бабушка с перепугу пятилитровую кастрюлю наварила, пришлось неделю есть.
А в городе всё время мяса хочется.

Мне очень комфортно в одиночестве. Тоесть когда я одна – мне не одиноко, наоборот, очень много всего внутри и снаружи. Каждая минута жизни заполнена чем-то осмысленным. Так я живу в глубину, а в городе, с этой треклятой ненужной никому работой, с семьёй, которая мне так же отвратительна, как и интернет – не жизнь, а терпение через силу и тупое ожидание смерти.

Бабушка у меня – человек. Очень вредный и строгий, ужасно принципиальный и несгибаемый – но настоящий. Она живёт, стараясь жить правильно. С ней приятно поговорить. Она такая рациональна, так старается не отрываться от земли, а кто это умеет, не будучи стяжателем?

Куда лучше плакать только от сентиментальности, или религиозности, или над книжкой, или от песни. Плакать от чувств, а не от событий.
Ужасна жизнь человека, оторванного от земли.
Я опять перечитывала в отпуске Искандера – вот всё там по сердцу. И что, что там абхазская деревня – она точно такая же, как русская – так, только некоторые несущественные отличия в некоторых обычаях, а в основном то же.
Tags: когда сдают нервы
Subscribe

  • Время не линейно

    Делала с Максом уроки по русскому. Для меня это самое трудное, потому что я никогда в школе не могла понять ни одного правила по русскому. Я не…

  • Как называется зять сестры?

    Ну, этот вот зять сестры насмешил. Взрослый мужик, скоро полвека будет отмечать, работает врачом в больнице. Казалось бы? Но тут струхнул. Говорит:…

  • Началась 3 четверть...

    И опять уроки, уроки, кружки, занятия... Уже просто для себя и ребёнка, потому что на отметки никак никакие усилия не влияют. Всё равно двойки. Решим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments