4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:
Утром приехала из отпуска, от бабушки. Езды там всего два часа черепашьим шагом, но я в дороге успела так наплакаться: глаза, как щелочки, морда опухшая, аж прыщи проступили. А вот почему – ни в жизть никому не догадаться.

Потому что я самозабвенно пела всю дорогу.
Песни, народные. Ну, и романсы. Некоторые, конечно, поспокойнее, а некоторые очень слезоточивые, я могу их подряд раз двадцать пропеть – и прорыдать. Вот, например, «Я ехала домой» - на последнем куплете я всегда рыдаю, потому что мне очень романс близок, я так прекрасно понимаю, о чём там, и как это грустно.
А вот, например «Не для тебя придёт весна» - так с первой до последней строчки полная трагедия, такие у меня слёзы крупные льются, что пальто промокает. Ну, правда, слезины – размером с зелёный горошек.

Представьте: едет себе тётка, горланит на всю ивановскую и рыдает.

Артистка хренова. Мой пёс чуть с ума не сошёл.

Приехала.

А ведь я так этот город ненавижу. И на новую работу выходить – тошнит от отвращения. И чёртов интернет. Я его ненавижу прямо всем желудком! Как мне без него две недели хорошо было, я ни разу не огорчилась, ни разу не раздражилась, не обиделась. Но ведь опять буду сюда ходить, хоть и ма-ало, ре-едко – а всё равно буду таскаться. Сейчас вот я даже не понимаю, зачем.

Мне так мало было отдыха – леса, огорода, парка, прогулок на велике, просмотров с бабулей ужасающих сериалов, моих вышивок, сиденья на крылечке в темноте, поездок по святым местам, таскания воды с родника, работ на кладбищах, уроков французского, масок для лица прямо с огорода, яблок, отражательно светящихся под луной – ну, мало. Не насытиться. А интернет – как будто ешь картон, когда хочется мяса.
Вот, кстати, в отпуске есть никогда не хотелось. Съешь, что есть – а был салат и огурцы, да старая картошка в мундире: бабушка с перепугу пятилитровую кастрюлю наварила, пришлось неделю есть.
А в городе всё время мяса хочется.

Мне очень комфортно в одиночестве. Тоесть когда я одна – мне не одиноко, наоборот, очень много всего внутри и снаружи. Каждая минута жизни заполнена чем-то осмысленным. Так я живу в глубину, а в городе, с этой треклятой ненужной никому работой, с семьёй, которая мне так же отвратительна, как и интернет – не жизнь, а терпение через силу и тупое ожидание смерти.

Бабушка у меня – человек. Очень вредный и строгий, ужасно принципиальный и несгибаемый – но настоящий. Она живёт, стараясь жить правильно. С ней приятно поговорить. Она такая рациональна, так старается не отрываться от земли, а кто это умеет, не будучи стяжателем?

Куда лучше плакать только от сентиментальности, или религиозности, или над книжкой, или от песни. Плакать от чувств, а не от событий.
Ужасна жизнь человека, оторванного от земли.
Я опять перечитывала в отпуске Искандера – вот всё там по сердцу. И что, что там абхазская деревня – она точно такая же, как русская – так, только некоторые несущественные отличия в некоторых обычаях, а в основном то же.
Tags: когда сдают нервы
Subscribe

  • Дурдом

    Мы с Максимом решили посмотреть ещё одного "Евгения Онегина". Четыре разные постановки видели, а в Михайловском ещё нет. Надела я новое платье, в…

  • Не доживу: годик, другой...

    Написав вчера пост о чернильном фонтане и чисто вымытой квартире я пошла спать. Поздно получилось - в 11 часов. Я встаю на работу в пять, поэтому -…

  • Убью гада!

    Пошла вечером в поликлинику, оставила Макса одного на 40 минут. Он достал шприц из аптечки, набрал туда чернил и радостно прыскал во все стороны.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments