4250 (4250) wrote,
4250
4250

Category:

Баба Дуня

Очень познавательно – общаться со стариками. Много удивительного узнаешь, а если начать сопоставлять даты – вообще роман в красках.

Я хорошо помню прабабушку Дуню, потому что когда она умерла, мне было уже 12 лет, а бабе Дуне было 106 лет. Она бы и дольше прожила, но неудачно упала боком на табуретку, сильно расшиблась, слегла – а в этом возрасте лежать нельзя, появляются пролежни и их уже не залечить. Это не те пролежни, которые от сырости и плохого ухода, а старческие, с ними бороться не получается. Помню, лежит баба Дуня на боку, ножки скрещены, в руке она держит нательный крестик на бечевке, разглядывает: «Как же так они Боженьку-то подвесили, не понимаю. И так он до сих пор и висит – и на шее висит, и в церкви висит. Больше тыщи лет – и всё висит. И каждый человек его вешает. Странно как вышло.» Это у неё внутренние рассуждения о Боге перед смертью велись, а вслух она их странно выражала.

Ещё очень ярко помню Новый год 1975, мы сидели за столом перед телевизором, пел «Орэра», а уж очень мы Бубу Кикабидзе все любили, сделали погромче, веселимся – а тут баба Дуня проснулась, из спальни вышла, в дверном проёме стоит, держится руками за притолоку, смеётся, поёт и приплясывает. А 102 года ведь человеку – но порадоваться она любила.

Потом интересный факт – она боялась телевизор смотреть, если про Петра Первого показывали: она тогда крестилась, пугалась и просила антихриста не поминать, а то мало ли что. Звала царя Петра царём-людоедом, так в деревне и все старики говорили.

Фильмы про войну не смотрела, это ей было тяжело.

Ругала, как было и принято, Наталью Гончарову, что из-за неё Пушкина убили, а потом мы о них говорили как-то, и я упомянула о том, что НН всё время залетала, из-за чего её Пушкин недотыкомкой называл. Бабуля переспросила, сколько у них было детей – я ответила. Баба Дуня помолчала пару минут, подумала и выдала вердикт: «Оболгали её люди. Потому Пушкин и стрелялся, чтобы защитить. Жалко её.»

Баба Дуня была незаконнорождённой, её мама баба Паша отличалась ангельским характером, терпеливостью, заботливостью о внуках, исключительной чистоплотностью и постановностью. Вообще, как я поняла «постановность» - главное достоинство деревенской женщины, которое ценнее красоты и богатства. Для меня было неожиданно, что эти беднейшие крестьянские женщины употребляли французские и английские слова в быту, принимая их за русские, и имели роскошное тончайше, шитое нижнее бельё и рубахи, в то время как ходили босыми и в дешевых или сарафанах, или блузе с юбкой. Особая забота – платки и передники, кои менялись и стирались ежедневно. Неприятный запах от тела – считался жутким, недопустимым проступком и вообще, признаком недоделанности и ущербности, дурной крови. Ноги перед сном драились чуть не до костей, не дай Бог, спящий ребёнок обнаруживал недомытую ногу – он будился и отправлялся на дочистку. Вообще, тщательный безмыльный пилинг по распаренному телу (лыковой мочалкой в бане), а потом резкое сужение пор в предбанном пруду или снегу – видимо, лучший уход за организмом из всех возможных. О прыщах, по крайней мере, никто не упоминал.

Моя бабушка вспоминала, какая строгая воспитательница была баба Дуня. Вот, к примеру, помыла девка пол, а пол деревянный, некрашеный, драится голиком (коротенький толстый веник из прутьев без рукояти) и песком. Баба Дуня проверит, всё просмотрит и скажет: «Да, Леленька, молодец, хорошо пол помыла, но вот только по углам грязноватенько, так ты переделай». А Лёленьке-то от силы лет семь, и изба у нас до войны огромная была: с залой, как у бар. Даже вот нынче летом соседская тётка Раиса, которой до войны было лет 10, вспоминала о нашей избе – лучшей в деревне. И что мистически удивительно: прадед построил такой огромный дом для семьи, когда родился долгожданный сын, надорвался и умер в 47 лет - и дед то же: надорвался на рубке нового дома и умер в 45 лет, не закончив постройки.

Замуж баба Дуня вышла в 24, раньше было не принято замуж выходить, муж должен был быть того же возраста, если разница в возрасте была больше, чем на 5 лет – батюшка венчать отказывался. Я спрашивала, почему так поздно замуж шли, а бабушка всё удивлялась, зачем идти раньше, когда надо и нагуляться, и сил накопить, да и завсегда успеется впрячься, и даже если в 30 лет замуж выйти – выше горла наживёшься. Дед был пастух, умер, как тогда говорили, от туберкулёза. Но, бабушка говорит, что в те времена другой болезни и не упоминали, всё у врачей был туберкулёз. Когда дед совсмем слёг, его положили отдельно на скамью под иконами помирать. Бабушке моей тогда было 3 года, а младшему Николаю – полгодика. Бабушка помнит, что отец был очень румяный при смерти, и борода у него отросла большая и чёрная за время болезни. Когда детей подносили прощаться, они пугались неузнаваемого отца.
Его похоронили рядом с матерью, бабой Стешей, а в головах посадили дерево. Вся остальная семья похоронена в другом месте, а эти двое – у самой церковной стены. Дерево выросло уже в два обхвата, мы с бабушкой боимся, что как оно упадёт, так могиле конец. Боюсь ужасно прадедовы кости увидеть. Я три раза в год убираю в ограде и стригу кусты вокруг, раз в три года крашу серебрянкой кресты. Это очень чистое место, даже и само по себе, без уборки, хотя церковь взорвана ещё немцами (слишком хорошее место было для огневой точки) и восстановлению не подлежит. О бабе Стеше вспоминают только, что вреднее её женщины не было, и крови бабе Дуне он выпила не один литр. Например, свежепостиранное невесткой бельё с веревок, бывало, посрывает и в огород в землю втопчет, потому что что-то не понравилось. Но она очень рано умерла, ещё до рождения моей бабушки, и рассказать о ней некому.

Я так поняла, что рожать до 50 лет в деревне было обычным делом, только детки были уже помельче и послабее. Деревенские за возрастом не следили и за своё здоровье не опасались, а уж лечь с мужем в постель и просто заснуть – так это был позор и проявление крайнего неуважения, которого женщина не терпела, и ленивый на исполнение супружеского долга мужик изгонялся прочь, несмотря на тяготы сельского одиночества. И уж пятью минутами мужику было не отмазаться. Бабушка как-то рассказывала про одного мужика из соседней деревни, который «не мог». Его жалели, потому что он был мужик красивый, рукастый и вообще, нормальный, - но из-за его «слабости» ни одна вдова-старушка с ним жить-позориться не желала. Пришлось этому мужику в город уезжать, а в городе-то любого берут, и он там женился.

Ещё многие все вспоминали, как баба Дуня со старшей из оставленных при себе дочерей бабой Верой пили чай из двухведёрного самовара. Чай пился огненно-горячим, почти кипящим, и до последней капли в самоваре. И лица у них при этом становились пунцовыми, как только что из бани, и пот проступал крупными каплями. Когда был сахар – хорошо, а уж про бутерброды и говорить нечего. Я всё думала – ну, как только они не желтели и сердце у них не лопалось? А оказывается, в те времена о чёрном чае и не слыхали, пили фруктовый или травяной, который продавался большими прессованными плитками, навроде шоколада. Плитки ломались, и были на ощупь очень жирными, маслянистыми, а уж какой этот чай был душистый и крепкий! Вот и представьте, как был полезен для здоровья этот чай. Баня, потом литров 5 такого горячего чая – и организм промыт до последней клеточки, аж хрустит. Баба Лена вспоминала, жмуря глаза и улыбаясь от помнящегося удовольствия, какой вкусный кофе баба Дуня варила в чугунке, в русской печи, да с топлёным молоком, и какой аромат по всей избе шёл от этого кофе, который был густым и очень сытным, а пили его вторым завтраком, на перерыве от работ, чтобы поддержать силы до обеда, часов в одиннадцать. Я, как это усыхала, чуть не упала (советский ребёнок): мол, где кофе-то брали? «Да как это где? Ты уж нас совсем дикими какими-то считаешь. – возмущалась бабушка – На мельнице мололи! Мы цикорий и ячмень свои растили, и на мельницу возили, как и подсолнечник, как и хлеб. А как же? Так и пили свой кофий. Вот именно что кофий, потому что – цикорий. И он очень полезным для здоровья был, ещё если с ломтём домашнего хлеба, так и вообще. А хлеб мамушка раз в неделю ставила, и рука у неё была лёгкая, поэтому и хлеб был пышный и очень вкусный.»

На здоровье баба Дуня не жаловалась никогда, и в других этой дурной привычки не поощряла. Когда дочери-пенсионерки жаловались друг другу на здоровье в присутствии бабы Дуни, она ехидно спрашивала: «Девки, а, девки, вы бы хоть мне показали, где оно сердце-то находится, а то я так помру, да и не узнаю.» Ещё она не допускала жалоб на усталость и нехватку времени, а уж если городские внучки позволяли себе говорить, что у них времени на что-то там по хозяйству не хватает (например, печь с утра перед работой пшеничные лепешки), она очень сердилась: «Чем же вы занимаетесь-то весь день? Скотины нету, огорода нету, в магазине вся еда, стиральные машины и вода с газом в доме, ребёнка одного единственного только и высрали – и всё времени не хватает! И всё надорвавши! В рваном-мятом халате без пуговок, нечесаные, с грязными пятками по дому бродят, мужа не стыдятся. Бездельницы, позор, да и только, а ещё называетесь женщинами и матерями – да какие вы матери, какие женщины: перепёлки, да и всё тут.»

Вообще, баби Дунин авторитет был непререкаем, она во всём считалась совершенно безупречной, её боялись, безропотно слушались во всем, старались копировать – и любили, как собственное сердце.
Tags: о наших деревенских, про семью
Subscribe

  • Время не линейно

    Делала с Максом уроки по русскому. Для меня это самое трудное, потому что я никогда в школе не могла понять ни одного правила по русскому. Я не…

  • Как называется зять сестры?

    Ну, этот вот зять сестры насмешил. Взрослый мужик, скоро полвека будет отмечать, работает врачом в больнице. Казалось бы? Но тут струхнул. Говорит:…

  • Началась 3 четверть...

    И опять уроки, уроки, кружки, занятия... Уже просто для себя и ребёнка, потому что на отметки никак никакие усилия не влияют. Всё равно двойки. Решим…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Время не линейно

    Делала с Максом уроки по русскому. Для меня это самое трудное, потому что я никогда в школе не могла понять ни одного правила по русскому. Я не…

  • Как называется зять сестры?

    Ну, этот вот зять сестры насмешил. Взрослый мужик, скоро полвека будет отмечать, работает врачом в больнице. Казалось бы? Но тут струхнул. Говорит:…

  • Началась 3 четверть...

    И опять уроки, уроки, кружки, занятия... Уже просто для себя и ребёнка, потому что на отметки никак никакие усилия не влияют. Всё равно двойки. Решим…