4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:

Очень личное - годовщина

Старые френды, может быть, вспомнят – и поймут.
Это очень личная история, которая так глубоко – глубже, чем сердце во мне лежит.

Год назад это случилось: я пришла с работы, а дочь мне говорит: «Мама, представляешь, а Тёма Комбецов умер!» И у меня всё выпало из рук.
Я тогда много об этом писала, но по требованию кого-то из Тёминых близких потом удалила.
Я сама почти год не могла понять, почему меня эта смерть так потрясла. Потрясла и сломала. Как я плакала, как отчего-то мучилась, сколько молилась. Ездила на кладбище и по святым местам ходила. Батюшку нашего даже так замучила, что он посоветовал молитвенное правило ослабить. Тогда я такую песню услышала:



И песня намертво в меня впечаталась, как эта смерть, как прямая речь с того света. Вот хожу по магазину, вдруг эта песня – и всё, я в истерике, слёзы по щекам. Я на парней молодых смотреть не могу – мне их жаль, я за них боюсь, я не знаю, как их защитить, как уберечь. Иду по улицам, еду в транспорте: увижу такую нежную мальчишью рожицу – молюсь в глубине за него. Как услышу о революции, войне, аварии – в слёзы. К девочкам это отчего-то не относится.



Мне самой это совсем не нравится, это и тяжело, и кажется мне самой тяжелым психическим расстройством.

Это был пока что самый тяжелый год в моей жизни, а причина не совсем понятна. Если вы мои фотографии 2010 года видели, то могли убедиться, как внезапно и быстро я постарела, а глаза так и вообще закрылись веками, потому что я ж всё время плачу.

На днях я подумала, что поняла суть. И это, надеюсь, не предчувствие массовой гибели юношей, как мне весь год мерещилось в кошмарах.

Вот ведь у меня 20 лет назад умер сын Лев. Малышом в роддоме, но тут так вышло: когда он умирал, я была под наркозом, а он лежал в эмалированном кувезе один, и крестить его не успели. Когда я оправилась после почти смерти настолько, чтоб что-то чувствовать, то сильно ужасалась, что он умер один, в миске, и я его не обнимала хотя бы. Но всё, что сопутствовало этому событию: моё здоровье, весь мой стыд и чувство вины, и обида, и негодование, и недоумение, как такое вообще могло со мной случиться, когда я только о детях всегда и мечтала, а потом так быстро наступившая новая беременность и новый страх за нового ребёнка, и нацеленность на вынашивание…Так получилось, что я не пережила смерть своего сына, загнала внутрь, загладила, сделала вид, что забыла. Каждый год надеялась, что у меня ещё будет много детей. Потому что именно наличие оравы детей всегда казалось мне единственным смыслом жизни.

Но так же не может быть.

Наверное, и вы заметили, что я всегда говорю и пишу «мои дети, я с детьми» и т.п. Я себе в этом отчёта никогда раньше не отдавала – но ведь у меня только одна дочь. Я всех чужих детей воспринимаю, как своих? Или что это за фрейдизм такой?

Я сумасшедшая уже 20 лет, но не была в этом до конца уверена.
Я пережила смерть бедного Тёмы, как своего Лёвушки: как он умирал один, нежеланной для христианина смертью и некому было его утешить.
И ещё я думала, что будь мой ребёнок здоров и жив – он тоже был бы прекрасный и счастливый, как Тёма, и я никогда бы не увидела его страданий и смерти. Оказалось, что это не так, что чем старше дитя, тем больше страданий за него принимает родитель.

Один плюс есть в том, что я вспомнила, что у Бога нет мёртвых, но все живые. Но легче мне не становится, вылечиться я не могу. Помню, что тогда, 20 лет назад, спустя 60 нескончаемых часов родов я почувствовала, что умерла сама. Что-то тормознуло в мозгу, какой-то айрбэк меня накрыл.
Я вообще, наверное, не могу воспринимать правду. И не могу жить в реальном мире потому, что не вижу его. Вот я горжусь братьями и люблю их, я чувствую, что они есть, они рядом, они семья: но ведь даже с самым близким из них я вижусь от силы раз пять в году, а кое с кем я виделась последний раз 23 года назад. И это нормально, и никому на самом деле не нужно большего. Но знать-то я это знаю, однако воспринять – отчего-то не могу.

И та дочь, что есть у меня – у меня её нет, потому что она ненавидит меня и жаждет, чтоб я исчезла, я вижу, что даже видя меня издалека, она не может сдержать судорогу отвращения – ей больно. Она считает, что мне нельзя было иметь детей. А я не знаю наверное, отчего это так. Конечно, ошибки свои вижу – но преступлений - нет. Но ведь они же были, если один ребёнок умер, а другой так страдает, и я не знаю, как мне умалиться, не бросив её на произвол судьбы в одиночество, но вместе с тем не и ранить.

Не знаю я, на каком я свете. И психолог в центре опеки сказала, что таким, как я, не только что усыновлять, а рожать бы нельзя позволять. Я это в голове уложить не могу. Я мнительная, ворчливая, "православнутая" робкая домоседка, но что во мне такого ужасного, я не знаю. Одно дело, что мне все об этом говорят с детства, но совсем другое – знать это самому. Как в детстве: ждёшь маму с работы и замираешь от страха, за что тебя будут ругать сегодня, потому что не знаешь за собой конкретной вины. И всегда ошибаешься, потому что за шалости, которые считаешь страшными, тебя не ругают, а за что-то незамеченное – долго наказывают.

Наверное, каждое горе надо переживать своевременно на полную катушку, иначе оно, как невынутая пуля, будет ранить дальше. Хотя и шрам – всё равно вечная боль.
А всё же Тёму я поминаю каждый раз на утренней молитве.
Что сделать для ребёнка, если он уже умер? Да, молиться, конечно: но в сутках часов не хватит, чтоб молиться столько, насколько сердце болит.
Живому ребёнку хотя бы можно что-то подарить или дать денег, иногда можно попытаться погладить или поцеловать. Можно позвонить с глупым и раздражающим чем-то, вроде: «Ты где, как там, когда, будь осторожна» и т.п.

Комментов не надо, я их не выдержу. Прошу только ваших молитв за всех детей. Как бы нам всем их сберечь, чтоб они были счастливы и долголетни.
Песню вот эту дослушайте, пожалуйста - дай Бог этой девочке здоровья.

Subscribe

  • Спасатели

    У нас в Питере разыгрались морозы на той неделе. Всего минус 24, но влажность - как в пещере. Брррр... Возвращались мы с Максом поздно с работы, в…

  • Новости прививочной кампании

    Наша бабушка привилась, наконец. Одновременно она лечила зубы. Поэтому не заметила ухудшения состояния на фоне общей суматохи и наркозов. У…

  • С ума сойти. Мы с Максом пели, аж охрипли.

    Музыкальный марафон продолжается! Братья поделились прекрасным. Улучшает настроение, нормализует давление, в кратчайшие сроки восстанавливает после…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments