4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:

Самая грязная история

Есть у меня в памяти два отвратительных события, после которых я перестала заниматься частным извозом. Хотя бывали у меня и страшноватые ситуации, и опасные – это я не упоминаю чисто дорожных происшествий – но они никак не отвращали меня от этого интереснейшего занятия. Подумаешь! Да, бывало, что я засыпала за рулём и это было так невыносимо, что я останавливалась на обочине и минут 15 спала, очень, кстати, крепко. Эта наука перешла ко мне от дедов - блокадных шофёров. Они всегда говорили, что ни чифирь, ни пение, ни шум, холод и придуманное физическое неудобство от сна не спасут – только 15 минут сна на обочине. Это – правда.

Иногда бывало, что я не замечала усталости от адреналина дороги и общения с интересными клиентами, каталась до утра, а потом падала, пытаясь выйти из машины, потому что ноги не держали. В первый раз меня это сильно удивило: ну, я же сижу, отчего же ноги отнимаются? А вот так оно выходит.

Один раз на Таллинской меня тормознули два кавказца с бабой в возрасте, крашеной и страшной. Они как-то тихо сели в машину, указали маршрут на другом конце города и долго ехали молча. Потом перекинулись парой фраз не по-русски. А я была, как всегда, уставшая до безразличия, и не реагировала на нестандартное их поведение. Мы покрутились по дворам в районе Сенной, они на меня поглядывали. Потом велели остановиться, бросили 200 рублей на панель, и тот, что сидел на пассажирском, повернувшись, сказал: «Ты дура, и нам тебя жалко. Смотри, кого в машину сажаешь – ведь жизнью рискуешь. Считай, сегодня тебе повезло.» И вышли.

Но я всегда была твёрдо уверена, что вокруг меня живут только очень хорошие люди. Плохими, но не со зла, а от бедности, бывают только молодые женщины с детьми – они почти никогда не платят, а их дети безобразничают в салоне. А так, если ты с людьми ласково – то они всегда отвечают добром. Молодые или молодящиеся солидные мужчины часто платили гораздо больше, чем мне полагалось. Женщины-ровесницы вели душевные беседы, мальчишки были вежливы. Частенько выпившие одинокие мужчины - по пятницам - просили поехать снять проститутку и довезти до её рабочего места, иногда и мне предлагали халтурку, но исключительно из вежливости. Никакого вреда или хамства я не встречала. По крайней мере, не нарочно. Например, как-то летом у Ладожской я подсадила очень приличную даму лет 60, с прической, маникюром и в платье. Дама оказалась нетрезвой и тихо описалась на переднем сиденье, хотя нафурила и не слишком большую лужу. Зато в качестве компенсации за такой проезд до Ленской она заплатила 500 рублей. Но всё же мне было гадко, и я долго избавлялась от запаха.

Самый грязный случай вышел на 8 марта 2009 года.



Вечером на Дыбенко я подсадила пару своего возраста: солидного пьяного мужика и гламурную даму в норковой шубе. Дама очень тихо и чётко села на заднее сиденье, а мужик на пассажирское и я приготовилась терпеть его перегар. Только я выехала на Октябрьскую набережную, как даму за моей спиной стало неудержимо рвать, как в фильме «Трудный ребёнок». В первые же секунды я с головы до ног была покрыта рвотными массами, остановила машину, выскочила и попыталась вытащить даму – на это ушло минуты три, но в салоне уже не было сухого места, потому что её не только рвало, но, как в этом возрасте принято, она ещё при этом писалась. Мужик ржал и не принимал участия в борьбе, только лицо и руки платком утёр. Вытащенная на асфальт женщина тут же излечилась от тошноты и стояла на четвереньках опять трезвая, хоть и мокрая. Я скребком вычистила, что могла, и вымыла в луже коврики. Мужик бестрепетно заявил, что всё равно придётся мне их довезти до Бумажной (или Ситцевой? не помню), потому что заплатить за химчистку салона они смогут только дома, а с собой у них только тысяча. Облёванные норковая шуба и дорогая сумочка – то ещё зрелище. Тётка обтёрла себя салфетками, вытрясла волосы – и вот что мне было делать? – опять влезла в машину, уверив, что её больше не тошнит. Но через 10 минут всё началось по новой, а мужик ржал: «Это мы так у сватов гуляли!» Я открыла окна и жала на газ, как только выдерживала машина. Я материлась и рыдала, баба блевала, мужик ржал.

Приехали. Мужик сунул мне мокрую тысячу, выскочил и побежал домой, пообещав прислать сына для транспортировки «этой дуры». «Эта дура» сидела в салоне открытой машины, свесив ноги и голову на улицу. Естественно, её уже не тошнило. Прибежал очень славный на вид мальчишка лет 16 с воплем: «Мама, ты с ума сошла?» Он пытался её вытащить, но это было сложно, учитывая, что обнять её было противно, а сама она ничего уже не соображала. Всё же мы её выволокли, пару раз мощно ударив головой об арку, после чего она уж и не дышала, похоже. Сын с жалобными стонами и причитаниями вперемешку с матом, взвалил мамашу на спину и поволок в подъезд, я подержала им дверь. Сумочка и шуба оставались у меня в багажнике. Я поняла, что заплатить мне некому. Поэтому, не без внутренней борьбы, открыла сумку, нашла там кошелёк, а в кошельке кучу денег, и вытащила три тысячи, а больше мне совесть не позволила. Потом прибежал парнишка, взял шубу с сумкой и со страдальческой миной спросил: «А они вам хоть заплатили? А то у меня денег нету.» Мне пришлось его успокоить, что заплатили.

И вот стою я, вся грязная, смотрю в машину, в которой уже непонятен цвет салона, а в резиновых ковриках плещется… ну, понятно, какая гадость. Сесть я туда не могу, ну, никак. Стала оттирать скребком, бумажными полотенцами: мою и плачу в голос. Более-менее почистила и поехала искать мойку, и нашла рядом, там встретили меня мойщики с очень горячего юга. Глаза у них чуть не лопнули, когда они всю эту красоту увидали и обоняли, а я, почуяв рядом мужчин, тут же впала в истерику и рыдала, и визжала, и трясла руками – ну, и всё причитающееся. Мужики почесали в затылках и вынесли вердикт: химчистка тут не поможет, надо мыть дедовским методом. Как я была в бессознательном трансе – мне дали из аптечки успокоительное, отобрали ключи и сунули в душевую, которая имелась в том автоцентре, а машину вывезли во двор ближе к канаве и стали поливать из шланга, и внутрь, и наружу. Я вымылась, выстиралась, вылезла к людям и села на табуретку, продолжая горестно подвывать, утирая глаза и шмыгая носом. Уж сколько времени азеры мыли машину, не помню, и уж какой химии они в салон не лили – не знаю. При этом они меня жалели, сочувствовали и подбадривали. Когда я спросила об оплате – они джентельменски отказались, но я сунула им мокрые, мятые и вонючие денежки, стыренные мной ранее из тёткинского кошелька.

Хочу заметить, что возились со мной только чёрные, русские же сотрудники мойки только поглядывали на нас, обходя стороной. А азеры эти меня просто спасли, спасибо им огромное: я ж говорю, что мне только хорошие люди встречаются! Благодарна им навек: но знаете, я ведь так и не снимала трубку, когда они мне звонили потом с целью завязать близкое знакомство. Вот такое я динамо гнидное и дрянь неблагодарная.

Машина долго не просыхала и воняла непонятной смесью химии, хоть я и ездила к Неве на проветривание. На обивке так и остались желтые разводы. Месяц я не могла ездить вообще, было такое чувство, что машина жестоко и извращенно изнасилована, а я смотрела на это и не помогла.
Tags: когда сдают нервы, про жизнь, шоферские байки
Subscribe

  • Так, освежить в памяти

    С Серёгой я познакомилась, когда мне было 27 лет, на работе. Серёге было, соответственно, 22 года. В нашем банке он был завхозом: правильным,…

  • Больничные рассказы

    Тётка одна в нашей палате с прививочным сертификатом пришла. Хотя у неё его и не спрашивали. Но он у неё есть - на работе принудительно привили. И…

  • Вот интересно

    Сейчас всем повсюду ежедневно меряют температуру. Так вот: у меня выше 36,0 ни разу не поднималась. Обычно она где-то между 34,5 и 35,1. Вот так…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Так, освежить в памяти

    С Серёгой я познакомилась, когда мне было 27 лет, на работе. Серёге было, соответственно, 22 года. В нашем банке он был завхозом: правильным,…

  • Больничные рассказы

    Тётка одна в нашей палате с прививочным сертификатом пришла. Хотя у неё его и не спрашивали. Но он у неё есть - на работе принудительно привили. И…

  • Вот интересно

    Сейчас всем повсюду ежедневно меряют температуру. Так вот: у меня выше 36,0 ни разу не поднималась. Обычно она где-то между 34,5 и 35,1. Вот так…