4250 (4250) wrote,
4250
4250

Categories:

Наверное, я вернулась.

В последние несколько месяцев меня не оставляет печально-недоуменное ощущение, что я зацепилась ногой за подножку последнего вагона экспресса бытия, и так и следую за ним, пересчитывая шпалы затылком. Как Винни-Пух, уже не пытаясь отцепиться или залезть внутрь, а только растерянно помавая руками.
Я продала свою несчастную машину, разделив выручку на 3 части: отдать долги, отвезти ребёнка на море, заплатить за ребёнкин институт. Конечно, все долги раздать не удалось. Зато удалось заплатить за институт. И я никак не предполагала, что труднее всего будет слетать к морю.
В знакомой турфирме, устав от моих попрошайничеств, мне разрешили ехать бесплатно в любимейший тур, оплачивая только отели. Но гнусный начальник, пожалев один лишний денёк отпуска, не пустил меня. Это был тяжёлый удар. Но я не сдалась, и купила другой тур: не столь интересный и подороже. Через несколько дней мне сообщили, что готовы вернуть деньги, потому что с отелем не срослось. Отпуск отодвинулся ещё на неделю. Из выбранных отелей посыпались отказы. Я задёргалась, потому что меня нервируют такие колебания паутины. Решили мы с ребёнком прокатиться в Иматру, чтоб поплавать-погулять-покушать. Уж тут-то осечки быть не может! Но на границе нас тормозят финны, потому что в нашем проклятом автобусе ехали явные нарушители: без визы, с оплаченным туром на 1 день и палаткой с туристским снаряжением. Жара, хочется кушать, обидно до слёз. Посидели на границе до 16.30 и взмолились, чтобы нас пустили покушать в ближайший супермаркет пешком. Пустили. Весело и экзотично было идти по еврошоссе. У ребёнка лопнула подошва на тенниске, но ведь у нас с собой был комплект для аквапарка – переоделись в банные шлепанцы. Купили хлеб, сыр, сок, поели и поехали обратно в Питер. Вернувшись домой без сил и нервов, малость поплакали. И решили, что завтра поедем в местный аквапарк, чтоб снять стресс. Машины нет, поэтому ехали на транспорте полтора часа. Купили билеты, вошли внутрь, не веря счастью – и обнаружили, что забыли купальники. Шок, истерическая лихорадка. И тут впервые ребёнок робко сказал: «Мама, только не бери билеты на самолёт, а то я уже боюсь.» А как не брать? Отпуск дают редко, машина продана, ребёнок, болевший весь год и всё-таки сдавший ЕГЭ хорошо, надрывает мне душу зеленоватым цветом лица – лететь надо. И ни одного горящего предложения! Ни одного отеля по разумной цене, ибо платить дороже 25 тыс. за путёвку я никак не смогла бы, даже с учётом продажи машины. В конце концов с похолодевшим сердцем за три дня до вылета соглашаюсь на максимальную для меня цену в тот же отель на Кипре, где была весной в рекламном туре. А лететь так страшно, что сил нет, и ребёнок боится, и у всех медвежья болезнь, и денег в обрез. И все болячки повылазили: от страха, наверное.
И всё равно мы полетели.
А летать я не люблю. И по возможности больше не буду. У меня от перелётов мировой порядок нарушается: я не могу осознать, как это я тут оказалась, где это я. То же самое, как на космическом корабле во Флостонский рай. Мне плохо, я медленно соображаю и не могу привыкнуть к резкой перемене. Вот если я еду на машине или поезде, плыву на корабле – тогда я понимаю, что происходит. А самолёт – как машинка перемещения, вещь нереальная. Путешествовать я люблю, а перемещаться – нет.
Две недели пожили на море и переместились обратно, утром уже на работу. А на работе переход на новое программное обеспечение. И где он, тот отпуск? И где ж ты, моя машинка любимая? В голове ничего не уложилось.
Хорошо, что есть фотоаппарат. Сейчас я с удивлением смотрю на фотки и пугаюсь: где это я была? А что, правда где-то на море была? Удивительно!
Ребёнок возмущенно поклялся, что больше на отдых не поедет, а только в экскурсионный тур на автобусе, корабле, машине, поезде - чтобы чувствовать себя живым и настоящим. А и вправду: разве лениво валяющиеся на пляже тушки – это мы? Разве это мы по часу пьём один коктейль в тишайшем баре? Нет, мы ж всегда спешим, носимся, как угорелые, опаздываем, обнимаем необъятное и ставим рекорды по выживаемости. И чем больше сил мы тратим на бытие, тем более оно для нас ценно. Мы с удовольствием проведём две ночи подряд в одном и том же пятизвёздочном отеле – но не больше! Только так, чтоб вставать засветло и ложиться без сил после полуночи. И никаких «всё включено»! Нам нужно временами чувствовать зверский голод.
А когда мы на одном месте, нет телевизора, компьютера, работы, быта, телефона, зато много еды, тепла, моря, воздуха и ничего не торопит и не забивает мозги – мы глохнем от тишины безделья. Мы наедине сами с собой: своими желаниями, чувствами, судьбой. И что с ними делать? Нас распрягли – но мы знаем только свой ежедневный маршрут, и не в состоянии представить другой. Ладно, у нас было с собой много интересных книг, это помогло. Но, в конце концов, невозможно жить, вкладывая в себя только чужие книжные чувства. Нужны свои, а там – пустота. Ноль, ужас, одиночество, нереализованность, ненужность, неприкаянность. И от этого мы страдали, маялись и занимались любой чушью с полной самоотдачей. Как мы рубились в домино с детьми и старушками! С диким стуком, с блеяньем под столом, хохотом и воплями. А как серьёзно мы строили на пляже замки и крепости! Наше мастерство росло день ото дня. Последний шедевр не смог до конца порушить даже пляжный трактор. Сначала мы лепили наивные крепости «от турок», потом строили «Севастополь» с морскими звёздами на башнях и бутылочными пушками, садами, рвами, галечными ловушками. Но интересное дело: каждый вечер группа малолетних шведских детей жестоко рушила наши шедевры. Они сосредоточенно прыгали по башенкам, пока те не исчезали. И тогда мы поняли, что крепости надо строить от шведов, как в Питере исторически и повелось. И построили та-акое! Не поленились сделать секретки, ловушки, двойные укрепления. И выстояли! Ур-ра! Нежные ножки маленьких шведов не выдержали! Н-да…
На второй день отпуска я с ужасом поняла, что мне непосильно хочется секса. Вот, хоть удавись. В городе всё время что-то, слава богу, отвлекает. А тут при мясной-то пище, свежем воздухе и безделье: спасите-помогите! Но в этом деле каждый за себя и бескорыстной помощи ни от кого не дождёшься. Промучившись и проплакав ещё пару дней я поняла, что если немедленно что-нибудь не придумаю, то сойду с ума окончательно. И я нашла себе настоящего дружка по средствам, с которым всю тоску, как рукой сняло, а вечера стали восхитительными. Задушевный друг одинокого человека - «Чивас регал»! В экстазе я выкушала за две недели два литра. Зато осталась жива и вполне довольна. Вечерком на балконе я попивала виски и курила самые крепкие сигаретки. Это особенно мило от того, что в реальной-то жизни я не пью и не курю. И я поняла на собственной шкуре, какие идиоты эти борцы с пьянством. Ребята, часто в жизни так бывает, что если не напиваться – то можно только удавиться. А всерьёз наложить на себя руки (или компенсаторно убить соседа) трудно и нехорошо – так уж лучше уйти в запой. Бог не зря дал нам вино, и сам пил с сердечной радостью. «Ибо это – хорошо, и радует сердце».
Как я понимаю, дочь мою волновали те же проблемы, потому что она всё время просила денег на телефонную карточку: «Позвонить моему дорогому». А «дорогой» в это время цинично ей изменял, что трагически и обнаружилось по приезде.
Как-то раз сижу я так на балкончике, радуюсь жизни. Ребёнок спит, небо звёздное, самолёты жизнерадостно пролетают мимо – и вдруг вижу: е-моё, что это, если не НЛО прямо передо мной! Не вполне поверив пьяным глазам, я поморгала, повертела головой и так, и этак – не исчезает. Поворачивается в воздухе, громадина этакая, а потом и вообще полетела к отелю. Я заорала от страха: «Блин, тарелка летит прямо к нам!», ребёнок от неожиданности свалился с кровати и давай ругаться: «Допилась уже, зелёные человечки в гости прилетели!», но я продолжала вопить и требовать фотоаппарат и эвакуацию отеля. Ребёнок прискакал с фотоаппаратиком, сделал парочку снимков, убедился в моей вменяемости, но окончательных выводов насчёт НЛО не сделал. А тарелка облетела отель и исчезла. На том мы и успокоились. К чему бы это?
Вечером фотографии выложу.
Короче говоря, нельзя мне отдыхать. Я начинаю пить, курить, морально разлагаться, сходить с ума, наблюдать НЛО, строить военные укрепления, играть в азартные игры – и копаться в себе, находя бесчисленные уродства. И ради этого я пожертвовала любимой машиной!
Долой пассивный отдых! «Нам денег не надо – работу давай!»
Теперь буду копить на новую машину. Вот и занятие, вот и цель: а то всё о мужиках, всё о мужиках…бу-бу-бу…
Tags: про семью
Subscribe

  • Так, освежить в памяти

    С Серёгой я познакомилась, когда мне было 27 лет, на работе. Серёге было, соответственно, 22 года. В нашем банке он был завхозом: правильным,…

  • Да, плюсы есть

    Вот как ни крути - а Серёга улучшил нашу жизнь, хотя, казалось бы, как? Он пенсионер, он трясется в приступах, он нудит, он свинячит, на него…

  • Что ж меня так крючит...

    Сидим с Максом, пьём чай. Макс задумчиво смотрит в небо за окном и говорит: "Что-то там Ксюша сейчас делает..." Я ж умиляться должна, по идее. Как…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments

  • Так, освежить в памяти

    С Серёгой я познакомилась, когда мне было 27 лет, на работе. Серёге было, соответственно, 22 года. В нашем банке он был завхозом: правильным,…

  • Да, плюсы есть

    Вот как ни крути - а Серёга улучшил нашу жизнь, хотя, казалось бы, как? Он пенсионер, он трясется в приступах, он нудит, он свинячит, на него…

  • Что ж меня так крючит...

    Сидим с Максом, пьём чай. Макс задумчиво смотрит в небо за окном и говорит: "Что-то там Ксюша сейчас делает..." Я ж умиляться должна, по идее. Как…