Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Понимаю причины самоубийства

Посмотрела последний фильм Робина Уильямса.
"Этим утром в Нью-Йорке", 2014 год.

Просто вынул сердце железным крюком. Даже у меня на целых пять минут создалось устойчивое ощущение, что самоубийство - лучший выход. Что нет никакого смысла жить, даже если до естественной смерти осталось 20 минут; скорее, скорее, стереть себя, уничтожить! Каждая прожитая минута - невыносимая боль, бессмысленное и смертельно тоскливое действо!

И ведь он действительно умер. Т.е. этот фильм - стенограмма последних дней и минут жизни актёра.
Жутко, тяжко.

Но - да, Питер Динклейдж и Мила Кунис - красивая парочка.

Жан Маре

Ознакомилась с мемуарами Жана Маре – изумительно. Уж я не знаю, кто там на самом деле их писал, может, совместный труд с Кокто – но меня захватило, я была искренне увлечена яркой личностью. Рекомендую к прочтению – это интересно.
Интересен этот человек тем, что он, как верующий перед причастием, пытается оценивать истинные мотивы своих поступков, копается в душе, пытаясь определить, что же в этой душе первично и что привнесено, что искренне, а что – лицемерно: «Сидя под столом, я плакал и в то же время наблюдал за собой плачущим, и мои горькие слезы доставляли мне наслаждение.»

Когда Маре начал карьеру актёра, он часто сталкивался с предложениями от режиссеров ролей в обмен на секс, и он «леденел от ужаса», и не желал этого, и терял роли от своей несговорчивости.
История сближения с Кокто описана им так: «Что я буду делать, если?.. (если он за протекцию потребует платы натурой - прим. моё) Я боюсь ответить честно. Я не смею признаться себе, что я всего лишь карьерист.» Но Кокто ничего не требует, даёт Маре прекрасные роли в своих спектаклях, и лишь предупреждает, что остальные будут теперь сплетничать, что они любовники. Да пусть сплетничают! Однако так продолжалось недолго: «Этот человек, которым я восхищаюсь, дал мне то, чего я желал больше всего на свете. И ничего не попросил взамен. Я не люблю его.
— Жан, вы видите, как я живу. Спасите меня. Только вы можете меня спасти...
— Я тоже люблю вас, — говорю я ему.
Я лгал. Да, я лгал.
Объяснить эту ложь трудно. Я испытывал к Жану Кокто чувство восхищения, огромного уважения, что, конечно, не соответствовало его чувству. И еще я был польщен. Конечно, не следует забывать карьериста, готового на все ради достижения своей цели. Я хотел стать актером? Ну что же, я буду играть роль, чтобы человек, которым я восхищаюсь, был счастлив. Я не долго играл эту роль. Каждый, кто приближался к Жану, не мог его не полюбить.»

Однако Маре увлекается женщинами тоже: «Во время натурных съемок мы стали близки с одной из моих партнерш, Милой П.
Я хотел, чтобы наши отношения остались тайной. Увы! Стены в гостинице были такими тонкими, а моя подруга кричала так громко, что вся съемочная группа об этом узнала. На следующее утро в наш адрес отпускали соленые шуточки.»

В очередной раз я убедилась, что гомосексуализм и педофилия – неразлучны. По крайней мере, маленький Маре, неосмотрительно доверенный матерью непорядочному крёстному, в этом убедился. И я обалдеваю: оказывается, для многих мужчин гомосексуализм – выражение отцовского чувства! Из письма Кокто на фронт Жану о его матери: «Розали провела вечер у нас дома; что мы могли делать? Говорить о нашем сыне и ждать его. Вот моя единственная цель.» Маре пишет: «Однажды Жан (Кокто) очень серьезно заявил мне, что хочет жениться на Розали, а потом усыновить меня. Таким образом, я стану его настоящим сыном.»

Весьма интересно Маре объясняет, отчего вдруг фактически вся журналистика стала жёлтой: это коллаборационизм! «По наивности я думал, что после Освобождения газеты станут такими же, как до войны. Увы! Стиль коллаборационистов оставил свои следы. По-видимому, журналисты пришли к выводу, что злоба оплачивается лучше. Странно, но злобу принимают за проявление ума, а доброту за глупость.»

И чем Маре так похож на меня: «Он (один продюсер)счел необходимым предупредить меня, что, если я откажусь сниматься, он меня «утопит». Именно поэтому я отказался, хотя охотно работал бы.»

О религии: «Я всегда много молился. Я и сейчас молюсь. Верю ли я в Бога? Думаю, что да. Однако я перестал соблюдать религиозные обряды и ходить в церковь с тех пор, как стал совершать достойные порицания поступки. Прежде всего, из стыда доверить их священнику и особенно потому, что я не хотел бы обещать не совершать их снова. Я старался молиться, усиленно сосредоточив мысль на том, что я произносил в своей молитве… Впрочем, верующий ли я вообще? Нельзя жить так, как я жил, и быть верующим. Я запрещаю себе быть суеверным...Если бы я любил Бога, я доказывал бы это своими поступками. А мои поступки свидетельствуют о противоположном. Я это знаю, поэтому прошу Бога дать мне веру.»

Нормальный человек, что ещё сказать.