Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

День за днём

В субботу у Макса была годовая контрольная по сольфеджио, он уверяет, что получил пять, но с учителем я ещё не разговаривала.
Но вечером пошла на рынок и купила Максу советские высокие кеды (как они там завалялись? куда там конверсам!) и армейский костюм. Для работы в грязи на разборке, лазанья по помойкам и лесам - что там мальчишки ещё любят делать?
Он был очень счастлив. Костюм ему оказался на удивление по фигуре и к лицу. Вылитый прапор. Он надел его и пошёл прогуляться на пару часиков.
Через пару часиков я узнала, что костюма больше нет. "Мама, я всего лишь перелезал через ограду!"
Товарищи - по всем швам, с мясом, от пупка до копчика и вниз до колена.

Сегодня утром оказалось, что последние не рваные школьные штаны не успели высохнуть. И я, с угрозами смертной казни через побитие кирпичами, выдала Максу новейшие костюмные брюки, предназначенные для завтрашнего годового экзамена по фортепиано.

Стоит ли писать, что новые штаны были порваны абсолютно по той же схеме, что и вчерашние армейские? А кроме того - новая белая футболка была живописно забрызгана кровью. Мальчик клянётся, что это его кровь - подрался с Мухаммедом в раздевалке.

Завтра на экзамен он пойдёт в спортивных штанах в стиле запорожских шаровар. Всей душой надеюсь, что он не разорвет их на британский флаг по дороге в музыкальную школу.

На танцах Макс отличился тем, что прямо во время пируэта стащил шорты с Дамира. Получил грандиозный выговор от дамировой мамы и предупреждение, что родители не желают его участия в выступлении в Октябрьском, мол, он может начать баловаться и сорвать выступление. Ну, тут пока не сорвёт - наказанию не подлежит. Сама я его забирать не буду. Мне это выступление даром не нужно и нарушает мои планы на отдых - я не настолько тщеславна, чтобы балдеть от участия сына в кордебалете. Вот ежели бы он хоть какую-то отдельную партию танцевал, тогда ладно. А тут.... Малышовый танец на 25 человек. Но, поскольку хореографы решили, что он будет участвовать, и во втором ряду, а не в четвертом - то надо терпеть. Но все же мне было неприятно точно так, как если бы на меня вылили ушат помоев.

Сейчас сижу около, Макс готовится к завтрашнему экзамену. Играет безобразно. Третий класс, пока четвёрок не было, Макс мечает о красном дипломе. Но, видимо, не настолько, чтобы работать.
Б*, когда ж я сдохну...

Один день из жизни опекуна

Утром отвела Максима в школу за руку. По дороге промывала мозг со всей ответственностью и согласно книгам по педагогике. Поцеловала, перекрестила и велела после школы сразу бежать домой.

Поехала на кладбище, разбираться с участком и памятником - то ещё веселье. Мне выставили льготный счет со скидкой 50% - как сотруднику - в сумме 150 тыс. Согласна, это очень дешево для кладбища в центре города и участка в 9 кв.м.
В назначенный срок он не явился, на телефон не отвечал. Через час перезвонил, начал лепетать про свои жуткие проблем. Был злобно облаян и послан домой.

Явился через полчаса.

Нос разбит, новая футболка в крови и грязи. Про школьные брюки умалчиваю - что уж там....
Передний коренной зуб сломан пополам, половинка лежит в кошельке. Он рассчитывал, что мама приклеит обратно....
Ключи от дома снова потеряны, но он врал до вечера, что вот тут они где-то.

Оказалось, что он тайком прибегал домой, отцепил велосипед и поехал кататься. В соседнем дворе "на минуточку" оставил велосипед у забора, не привязав - и его украли. Это был его третий утраченный велосипед - больше покупать не буду, хоть застрелите.

Потом мне позвонили с одной из работ и сообщили, что больше меня не ждут. Потому что в прошлый раз я брала с собой на работу Максима, он помогал мне выносить мусор, а потом сидел на кухне и делал уроки. Но он успел незамеченным пробежать по кабинетам, собрать оптических мышей в мешочек и засунуть их в туалет за бачок унитаза. Потом (а может, до того) оставил сотрудникам в попавшихся под руку ежедневниках матерные пожелания всего наилучшего. Это всё потому, что он счел сотрудников грязными засранцами, не способными донести туалетную бумажку по назначению. Так, собственно, и написал....

Вся эта информация высыпалась на меня компактно в течение получаса.

Пока я визжала, он быстренько выскользнул на улицу и скрылся. Пару часов его не было, на звонки не отвечал, потом был найден в соседнем дворе. Домой возвращаться отказался, заявил: "Лучше я бомжевать буду, но домой не вернусь. Зачем я буду тебе жизнь портить?" Потом решил, что должен забрать с собой свидетельство о рождении, пришел за ним домой, где был пойман, засунут в ванную, пропесочен, выпорот и проч.
Рыдал, лобызал руки и умолял полюбить его снова: "Ну, я же твой малышка, твоя маленькая любимая куколка!!!"
Поскольку на работу вечером я его теперь брать не могу, то попросила Серёгу с ним посидеть. Серёга ответил, что ему это даром не интересно, потому что он опасается зашибить негодяя при случае.

До вечера ещё несколько часов - даже не загадываю, что ещё может случиться... Пока что он сидит, играет 15 прелюдию Баха. Пока что ничего более доступного из позитивно-воспитательного у меня в руках нет.

Ну, положим, я смогу установить в стену железное кольцо. Но где я куплю кандалы, чтобы пристёгивать неуправляемого хулигана?

И не такое бывает!

Беседовала с одним из своих "мальчиков" на работе. Он обратил внимание, что у меня усталый вид и глаза заплаканные, предположил, что из-за Максима. Угадал! Я поделилась переживаниями.

И он мне высказал то же самое, что и заслуженный учитель СССР! Но он сказал понятнее: "Забейте на него!"

Потом пояснил свою позицию: "У меня в детстве было то же самое! Мама воспитывала нас с братом без отца. Она много работала. Брат у меня был уголовник авторитетный, всё время сидел в тюрьмах и делал там большие дела. Мама поставила на нем крест. А я был любимчик и она за меня очень переживала. Но я был балбес, плохо учился, поведение было ужасное. Хотя я сам даже не понимал, отчего так получается. Мне казалось, что я хорошо себя веду и даже удивлялся, когда замечал свои косяки. Неужели это я? Как я так мог? И вот мама очень переживала, воспитывала меня, читала бесконечные нотации, делала уроки со мной, орала, порола, ставила в угол - и никакого толку. Как я теперь понимаю - она была крайне измучена. И я её ужасно ненавидел. У меня и так проблемы, ничего не получается, я растерян, мне тяжело живётся - а тут ещё и мама мне враг. Я был одинок и несчастен.
И вот как-то я просыпаюсь ночью, а надо мной в темноте стоит моя мама с топориком для разделки мяса в руках. Я пытаюсь встать, а мама бьёт меня топориком по голове, а я руками закрываюсь и топорик отталкиваю. Хорошо, топорик был тупой - но шрамы на пальцах остались: вот, смотрите!"
И действительно: у основания пальцев правой руки белые шрамы. Я обалдела просто. А "мальчик" продолжает:
"Я страшно испугался. Мама сошла с ума и хочет меня убить! Ну, тут мама заплакала и сказала, что больше не хочет ничего знать и видеть, что теперь все мои проблемы - только мои.
И с этой ночи она на меня забила. Ни разу больше не говорила ни об уроках, ни о школе, ни о моих проблемах. И я как-то стал так себя вести, чтобы мама ни о чем не знала. Научился сам решать свои проблемы. Деньги зарабатывал в школе, приторговывая наркотиками, и сам употреблял. Армию отслужил, не выходя из кайфа. Мама ничего не знала. Потом женился, дети, бизнес купил, наркотики за ненадобностью сами собой ушли из жизни. А с мамой у нас - огромная любовь. Я с каждым днём люблю её всё больше, жена даже обижается. Но я очень благодарен маме, что она меня любила и не тиранила. Она моё место покоя и любви. Мама."

А вы говорите - воспитание.

Зло

Максим занимается сольфеджио и баяном у заслуженного учителя СССР. Золотой дедушка: детей любит, жалеет - но строг, учит со страстью, с изумительной самоотдачей, опыта у него, сами понимаете, океан. Повезло нам с ним.

В субботу я совсем расхлябалась и жаловалась ему на плохое поведение Максима минут пять. Со слезой в голосе, с отчаянием - как положено нервической даме.

Учитель меня слушал, старательно держал лицо в выражении сочувствия. Но видно было, что он мною недоволен сильно. Он, конечно, поохал и попричитал: что ж ты, Максимушка, такое делаешь, ай-яй-яй...
Но потом сказал мне со всевозможной тактичностью и ласковостью, что это мне надо лечиться у нескольких специалистов сразу, а потом браться за ум, вспомнить о силе воли и инстинкте самосохранения. Не проговаривать с Максимом все проступки, как это теперь модно. Вообще молчать, что бы он не творил, не замечать в упор никаких шалостей. Вести себя так, будто Максим - ангел.

И если я сейчас же не исправлю своего поведения, то для нас с Максимом жизнь очень плохо закончится.

Не, ну как так???

Таблица умножения - наш конёк. Макс выучил её еще к 1 сентября и мы постоянно её повторяем - чтобы автоматом строчило.

Только сейчас они начали проходить умножение в школе.

Две двойки подряд за работу на уроке! Ну, как так? Учитель говорит: Максим вообще ничего не соображает по математике. Как такое может быть? Ну, на 4, даже пусть на тройку (за невнимательность) - но двойки как могут получаться?
Заколдованный круг какой-то. По 7 задач домашки, плюс мы занимаемся самостоятельно по часу в день - он всё делает сам. В школе - только 2.

У меня руки опускаются. Никак не удаётся наладить связь между знанием, умением - и практическим применением этих знаний и умений.

Училка отыгрывается

Наши школьные разборки трансформируются. Мяч переходит на разные стороны поля.

Под предлогом борьбы за максимовы знания училка ежедневно индивидуально задает ему не менее 10 упражнений по каждому предмету.
Если бы мы не занимались гораздо больше по собственному почину, то уже сошли бы ума. Две страницы школьных задачек - это испытание для второклассника.

Но поскольку я второй год тренирую его в устном счете - то мы не напрягаемся. Ну, напрягаемся исключительно из-за необходимости красиво оформлять в тетради домашнее задание. Училка ждёт, что мы поломаемся - но вот из-за уроков мы точно не поломаемся.

А так - мы решаем по три столбца тренажера в день. Это занимает не много времени. Отличные тренажеры, кстати. И по русскому, и по математике, и по английскому.

Но почему-то на оценки эти занятия не влияют. Вот решил он 100 примеров, как пулемёт, и начал делать домашку. Задумывается, не правильно решает! Вот повторил он мне таблицу умножения наизусть - а потом в домашке думал долго и ошибался!
В чем тут фокус - непонятно. какой-то психологический затык?

Продолжение

Весь вечер Макс рассказывал мне о Ксюше.

Я поддакивала, но внутри я пищала и билась о прутья тюремной решетки.

С воспитанием и психикой ребёнка все плохо. Что делать - пока не знаю.

- Она к нам в школу недавно пришла. Новенькая. Но у неё много друзей, она очень популярная. С ней много мальчиков ходит, и старшеклассники тоже. Она обещала меня с ними познакомить. Можно, я в воскресенье после церкви с ними погуляю?
- Мы с ней ещё не целовались. Мы только обнимались ещё.
- Мы с ней из школы шли, она спросила, какая у меня квартира, я не понял. Сказал, что обычная. Она сказала: давай к тебе зайдём, я посмотрю. Интересно же. Но она не стала издеваться, что у нас такая маленькая и старая квартирка.
- Ну, она добрая. Она меня не обзывает и не дразнит. И вообще - она соглашается со мной ходить. А больше никто не соглашается.
- Ну да, она за мной убирает, если я нахулиганю случайно. Но она же женщина. То есть, если она хочет, чтобы у неё был мужчина - она ж должна за ним ухаживать, ведь так?

Спёр у меня 100 рублей и после школы пошел с ней в Пятёрку, но что там покупал - не знаю.

Это ж обрыдаться можно. Бедный мальчик... До чего я его довоспитала...

Люди реагируют

Школьная общественность реагирует на прокурорские разборки по Максу.

Мама одного их обвиняемых заявила мне, что на месте сына ещё сильнее бы наподдала Максу, а папа другого вообще выразился, глядя на Макса: "Ты, б*, если близко к моему сыну подойдёшь - уе* скотину на х*!" Вот нет диктофона, когда он нужен!

Учительница организовала отряд тимуровцев, который провожает Макса до дому, дабы тому не наставили синяков вне школы. Максу это не нравится, поэтому пока они идут домой (четыре минуты), то ругаются.

В принципе, синяков не стало, ну, только если на руках и голяшках - но это обычные бытовые.
Опять пропал мобильник, наручные часы, выбиты стёкла на очках, порваны штаны. Это тоже, можно сказать, бытовое.

Поражает обилие пятёрок в дневнике. Опасаюсь, что это нам нарочно ставят, чтоб утешить.

Мы уже очень устали. Уроков официально задают мало, но чтобы хоть что-то соображать, нужно заниматься дополнительно, а даже час в день урвать сложно. По сольфеджио опять затык в мозгах. Это мы пропустили 2 урока из-за карантина, я не занималась - и вот результат.

Экзамен по гаммам во 2 полугодии мы сдали на "4". Боюсь, годовая будет тоже четвёрка. А мы-то мечтали о красном дипломе!

Наш мозг перепрошит

Я вот всё думаю, что осталась советским человеком - ан нет.

Смотрите: я тут решила почитать Максу "Сына полка". В детстве эта книжка была зачитана до дыр.
И вот читаю я её и волосы дыбом встают: я ничего не помню. В смысле, не помню уже настоящей войны, которая есть дисциплина, осторожность, порядок, внимательность, терпение, кропотливый труд, опыт, знания, интеллект. Карты, разведка, пристрелка, артподготовка - это ж были такие известные каждому советскому ребёнку вещи! А парикмахерские, портные - да вся прекрасная советская тыловая служба! - мы что, об этом помним?

Осталось в голове только что-то киношное, голливудское фиг знает, какое - но не настоящее. И это у меня, а у молодёжи что в голове - боюсь себе и представить. Например: зачем солдатам в полку мальчик? Это не мир, а помойка какая-то....

Смешной француз

Максим так увлёкся французским, так старательно отрабатывает произношение, что тут на уроке сольфеджио очень красиво сграссировал ответ "ре мажор".

Преподаватель так смеялась... Она сказала: "Максим, держи себя в руках. Я тоже учу французский и тоже стараюсь говорить по русски без французского акцента."
Вот вечер, я пишу этот пост и сейчас уже лягу спать, а Макс изучает французскую грамматику по видео, пишет в тетрадке что-то. Просто умиляет меня этот его азарт.

Помню, как-то летом после 3 класса я нашла на чердаке учебник древнегреческого языка и тоже всё лето самозабвенно его изучала. До сих пор помню эту сладость увлеченности чем-то необычным. Хорошо понимаю Максима. Пусть его балуется. Всё же не на смартфоне играется.
Всё же пресловутый "свет из отцовского кабинета" действительно воспитывает детей. Мне нравится учиться - и Макс учится вместе со мной.