Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Надо бы написать...

Много говорили о том, что война всё спишет, что "у кого не было своего капитана"... Но это неправда. Ничего никому война не списала, и редко кто был прощён.

У моего деда была сестра, которая ушла на войну вместе с братьями, даже в один полк. Девчонка из простой крестьянской семьи, с барского двора.

Она, как и братья, умерла от рака в первые 10 лет после войны, как умирали обычно настоящие фронтовики, прошедшие всю войну. Но она умерла первой. Она не бывала замужем, у неё не было детей, о ней никогда не упоминали в семье. Я нашла два её фото в старом альбоме и выпытала, кто эта девушка на трофейном велосипеде, прячущая взгляд от объектива.

Оказалось, что это родная сестра деда, что она воевала, но что к ней плохо относились, потому что... у неё на фронте были мужчины. И могилка на семейном кладбище, за нашей оградкой и без таблички - это она.
Эта информация жила у меня в голове и я её носила в себе, обдумывая, долго. Не складывался у меня в голове этот пазл. Я же смотрела кино про фронтовых сестричек. И "дорогой мой человек", и "военно-полевой роман", и всё такое...

А в жизни оказалось не так. Жестоко оказалось.

Я сделала ей табличку, я ухаживаю за её могилой. Я сделала штандарт с её фото: красноармеец Исакова Евгения Ивановна. Теперь штандарт у меня мощный, двухсторонний, на 4 фото. Только шествия "Бессмертного полка" теперь нет.

Жизнь - чертовски жестокая штука.

Конец света

Я часто вспоминаю слова директора детского дома, из которого я забирала Макса. Он тогда твердо мне завил, что я зря выбрасываю свою жизнь на помойку, потому что за все полвека его работы он не видел, чтобы из отказников вырастали нормальные люди. Алкоголизм, наркомания, воровство, проституция, асоциальное поведение и черная неблагодарность. Всё бесполезно, им ничем не помочь.
Я-то, конечно, не поверила. Ведь ничего не получается всегда у кого-то другого, а у тебя такого и быть не может. Потому что уж ты-то не такой, как все, уж ты-то чувствуешь, что справишься.

Но, честно говоря, нет. Всё, как у всех, +/- миллиметр.

Сейчас я думаю, что нет такой силы, которая могла бы починить депривированного ребёнка с дурной наследственностью. Сколько ни старайся, а бочку Данаид не наполнишь даже самой нежной любовью. И сколько таких детей я ни вижу вокруг - всегда это одинаковые проблемы. Я могу легко легко вычленить приёмного ребёнка в толпе детей. Он не такой. Он всегда беспокойный, быстрый, громкий, самостоятельный, он взрослый, он внимательно вглядывается во всё, он всюду лезет, он бросается в глаза.

Я думаю, что из Максима не получится нормального обывателя. В нем поднимаются какие-то силы разрушения, как при тектонических сдвигах вырастают горы. И совершенно бесполезно с этим бороться. Нет, понятно, что надо как-то бороться, но ни капанье на мозг, ни вдумчивые беседы, ни примеры, ни разъяснения, не интриги и испуг, ни постановочные назидательные ситуации, ни какие угодно физические наказания, ни лишение благ, ни психологи, ни церковь, ни даже пристегивание цепями в подвале навечно - не может изменить натуры человека, даже если это ещё маленький человек.
Я это поняла уже пару лет, как. Сначала впадала в отчаяние, в ажитацию, в депрессию - потому что любая угрожающая ситуация требует реакции на физическом уровне. А теперь как-то расслабилась. Ну, я же ничего не могу сделать. И я даже не могу перестать его любить. Я его очень люблю. Хоть он грязнуля, обжора, воришка, лгун - кто угодно. Не хочу смотреть в будущее и не буду, хоть что там может нарисовать моё воображение. Может, из-за этого на меня и накатывает жор и сонливость, но что толку загадывать? Сейчас я его люблю, могу обнимать и целовать, баловать подарками - а он заботится обо мне, как может.
А что там дальше будет - Бог весть. Может, даже ничего не будет. Может, завтра конец света, а я буду тратить время, волноваться о своей старости.

Какое счастье!

Какое счастье, что 11 дней каникулы!
Я бы не выдержала ещё месяц. И к экзаменам Макс точно бы не подготовился.
Ещё один отпуск + к новогоднему! Я высплюсь, мои бедные кости и мышцы отдохнут!
Я очень рада.
Огромное количество народу, если кто не знает, работают 6/1 или 7- дневку по 10 часов, в отпуск не уйти - некому заменить. Поэтому такие каникулы два раза в год - большое счастье.
Кто хочет работать - на здоровье. Никто не мешает.
Но меня теперь со всех работ отпустили! И замену искать не надо! Ибо - законные выходные.
Урра!

Дурдом

Мы с Максимом решили посмотреть ещё одного "Евгения Онегина". Четыре разные постановки видели, а в Михайловском ещё нет.
Надела я новое платье, в котором в ресторан не попала, Максим в восторге предвкушения в новых джинсах - пришли в храм искусства и приготовились.
Это не первая опера, которую мы там смотрим\слушаем, но всё же обычно мы там смотрим балет. Да, там любят необычный ракурс, свежий взгляд, фантастическую трактовку...

Уже на первых минутах у меня упала вставная челюсть и вывалился стеклянный глаз.

Другими словами я не могу описать свои впечатления.

Некоторые вещи я переварила нормально. Ну, старушка Ларина могла быть алкашкой, в принципе, а Татьяна - толстушкой в бусах. Няня вполне могла стирать в автоматической стиралке, спрятанной за часами. Это мелочи...
Я была ошарашена, когда убитый Ленский сразу упал в корпус напольных часов и его залили молоком. Но всё же я что-то там смогла внутренним компасом уловить (или мне показалось?)

Но когда возвратившийся из дальних странствий Онегин, со шрамом во всю рожу и чёрным протезом кисти, схватил за бороду карлика, проволок его через всю сцену и вышвырнул в окно - я устала. Сошла с рельсов, съехала с катушек и перестала обращать внимание на сцену.

Да и ладно - скоро уж был и занавес.

Но мне запомнилась Ольга, которая необычно хорошо пела. Как правило, она невыразительно звучит, а тут как-то запомнилась. Нет, не ролью (упаси Бог, что там она вытворяла), а именно партией.

Ну, и хор - хор выше всяких похвал.
Подумалось: ну ладно, мы с Максимом - мы уже несколько классических постановок видели и роман читали, а если кто неискушенный придёт впервые?
Что в голове останется?

Ой, умора...

Интернет забит слабаками. Видимо, сильные люди живут в реале, а иначе как? Ну, что за манера: оттявкаться в диалоге с позиции якобы интеллектуала и носителя короны - а потом быстренько забанить, чтоб не ответили.

Мелкие шавки какие-то. Ну, вот даже я, вроде, рефлексирующая слабая старушка на последнем издыхании, но чтоб гавкнуть и забанить - да как это надо себя не уважать? Это даже не малодушие, это... плесень какая-то, а не люди.

Я привыкла писать в жж, привыкла читать его, есть круг старинных знакомых, некоторые даже стали родными в реальности - но вот все эти бриллианты плавают среди какой-то моральной плесени.
Если в реальности по работе кто-то так гавкнет, убежит и настрочит кляузу - это что? Это позорище и в следующий раз с тобой дела вести не будут. И придётся униженно ползти на брюхе обратно, извиняться. И уж быть опущенным терпилой до конца.

Вот народ пошел... Никчемушники.

Про мальчиков

Я люблю далеко не всех мальчиков, с которыми работаю.

Как оказалось.

Одного приказчика в похоронной конторе я не переношу совершенно. Весь прошлый год я с огромным трудом его терпела, каждый день шла на работу, как на каторгу и уговаривала себя охолонуть, ради денег и других членов коллектива, которые милейшие люди.
Но этот Саня!!!
Вы бы его видели. Весь такой ангелочек: беленький, чистенький до скрипа, пушистенький, глазки светленькие, сюсюкалка такая с клиентами и начальством.
А нижестоящих не считает за людей вообще. Я таких высокомерных людей не видела даже в интернете. Из Череповца понаехал, акцент бешеный. Строит из себя цесаревича.

Кладбищенский сезон начался и меня опять позвали на работу. И даже увеличили оплату до 600 руб. в час. Я отработала два дня. На третий пришла и поняла, что не могу. Ну, до смерти не могу там работать. Даже денег не хочу.
Я когда на Саню смотрю - у меня что-то вроде эпилепсии начинается. Это даже не отвращение - это смертельная ненависть.
Я, когда вглубь себя заглянула - даже испугалась. Я людей живых, реальных - ненавидеть не умею, не получается - а этого ненавижу, как будто ядерным взрывом внутри себя. Визжать готова. Когда он на пути попадается хоть на секунду - у меня весь день насмарку.
Ну, вымыла одну комнатку, схватила инструменты - и убежала с воплем: "Ненавижу-у-у!!!"
Всё.
Ужас какой-то.

И не такое бывает!

Беседовала с одним из своих "мальчиков" на работе. Он обратил внимание, что у меня усталый вид и глаза заплаканные, предположил, что из-за Максима. Угадал! Я поделилась переживаниями.

И он мне высказал то же самое, что и заслуженный учитель СССР! Но он сказал понятнее: "Забейте на него!"

Потом пояснил свою позицию: "У меня в детстве было то же самое! Мама воспитывала нас с братом без отца. Она много работала. Брат у меня был уголовник авторитетный, всё время сидел в тюрьмах и делал там большие дела. Мама поставила на нем крест. А я был любимчик и она за меня очень переживала. Но я был балбес, плохо учился, поведение было ужасное. Хотя я сам даже не понимал, отчего так получается. Мне казалось, что я хорошо себя веду и даже удивлялся, когда замечал свои косяки. Неужели это я? Как я так мог? И вот мама очень переживала, воспитывала меня, читала бесконечные нотации, делала уроки со мной, орала, порола, ставила в угол - и никакого толку. Как я теперь понимаю - она была крайне измучена. И я её ужасно ненавидел. У меня и так проблемы, ничего не получается, я растерян, мне тяжело живётся - а тут ещё и мама мне враг. Я был одинок и несчастен.
И вот как-то я просыпаюсь ночью, а надо мной в темноте стоит моя мама с топориком для разделки мяса в руках. Я пытаюсь встать, а мама бьёт меня топориком по голове, а я руками закрываюсь и топорик отталкиваю. Хорошо, топорик был тупой - но шрамы на пальцах остались: вот, смотрите!"
И действительно: у основания пальцев правой руки белые шрамы. Я обалдела просто. А "мальчик" продолжает:
"Я страшно испугался. Мама сошла с ума и хочет меня убить! Ну, тут мама заплакала и сказала, что больше не хочет ничего знать и видеть, что теперь все мои проблемы - только мои.
И с этой ночи она на меня забила. Ни разу больше не говорила ни об уроках, ни о школе, ни о моих проблемах. И я как-то стал так себя вести, чтобы мама ни о чем не знала. Научился сам решать свои проблемы. Деньги зарабатывал в школе, приторговывая наркотиками, и сам употреблял. Армию отслужил, не выходя из кайфа. Мама ничего не знала. Потом женился, дети, бизнес купил, наркотики за ненадобностью сами собой ушли из жизни. А с мамой у нас - огромная любовь. Я с каждым днём люблю её всё больше, жена даже обижается. Но я очень благодарен маме, что она меня любила и не тиранила. Она моё место покоя и любви. Мама."

А вы говорите - воспитание.

А между тем война началась

У меня по работе много коллег с Донбасса, так они уже вошли в режим максимального аккумулирования наличности. Началась суета с жильём, вывоз детей в Россию.

Они говорят, что война уже началась. А у нас в сми ни гу-гу, да и в интернете никакого ажиотажа. Может быть, опасаются нового потока добровольцев?

Хотя - после того, как в мирное время их всех истребили - кто теперь захочет на те же грабли наступать? Не знаю...
Вечно антихристы к Пасхе взбодряются.

Началось...

Вчера после уроков Максим пришел домой с широчайшей улыбкой, пунцовым румянцем и без портфеля.
Он привел в гости подружку.

Видимо, ему было не до портфеля - он очень волновался. Он суетился, забегал вперёд, пытливо заглядывая мне в глаза и шептал: "Ну, как она тебе? Правда, она классная? Она пришла помогать мне делать уроки. Она очень хорошая, да? Её зовут Ксюша."

По дороге домой, выпендриваясь перед девочкой, он несколько раз падал в лужи и, видимо, лежал там, изображая клоуна. Поэтому сразу побежал переодеваться. Переодел не только брюки, но и трусы. На адреналине ничего не соображал: снял штаны перед подружкой, ходил по квартире, махая мокрыми трусами, а потом забросил их на пианино и сел поиграть - для усиления впечатления.

Девочка оказалась домашняя: она ходила следом за Максом, подбирая расшвырянное и поправляя сломанное. Она застенчиво и покорно улыбалась, признавая все Максовы безобразия естественным мужским поведением.

Два часа они сидели на кухне, пили чай с конфетами, потом сожрали пачку сырых сосисок. Немного поделали уроки.
Неумолимо приближалась ночь, девочка домой не собиралась. Я уж и так, и эдак намекала - но впустую. Пришлось одеваться и идти как бы в магазин, по пути проводив девочку домой. Но Макс не хотел её отпускать. Он орал и требовал познакомиться с её родителями...

Боже мой...

Да, забыла сказать: девочка была таджичкой с 3 степенью ожирения.